На главную 
 О журнале 
 Об издательстве 
 Сотрудничество и реклама 
English Version
 Январь 19 
НИИ EST MORT. – VIVE НИИ!
Николай МАЛКОВ

В советские времена каждое наше предприятие ежегодно отчисляло часть своих средств в фонд министерства, использовавшийся для финансирования научных исследований и разработок.

НУЖНО ДУМАТЬ НЕ ТОЛЬКО О СЕГОДНЯШНЕМ ВЫЖИВАНИИ ПРЕДПРИЯТИЯ, А ЕЩЕ ХОТЬ ЧУТЬ-ЧУТЬ - О ПЕРСПЕКТИВЕ

  Направление расходования этих средств определяло само это министерство и ни одно предприятие, не включенное в отдельную строку плана, не могло рассчитывать, что эти исследования будут полезны именно ему. Но зато оно могло бесплатно использовать все незасекреченные разработки всех научных, проектных институтов и КБ и по первому требованию получать от них бесплатные консультации.
  Теперь, из-за длительного отсутствия такого финансирования работ все наши отраслевые институты в деревообрабатывающей и мебельной промышленности практически уже не дееспособны. Лучшие специалисты-профессионалы уже давно ушли в собственный бизнес или на предприятия. Те, кто когда-то побоялся оставить свое привычное рабочее место, смирился с нищенской зарплатой в ожидании госзаказа или «халтуры», сегодня фактически только дожидаются своего пенсионного возраста. Можно ли будет возродить наши НИИ и КБ  в том виде, как они существовали ранее? Нет, их время прошло.
  Но всем отраслям, всем их предприятиям остро необходимы консультационные и информационные услуги. Кто будет их оказывать? Кто станет своего рода рефери в споре потребителя с некомпетентным продавцом товара, которых, к сожалению, очень много развелось сегодня на нашем рынке? В том виде, как это было раньше, – никто. Эту роль и у нас будут со временем играть сами изготовители и поставщики продукции, завоевавшие доверие потребителя, или вновь организованные мобильные и компактные консалтинговые фирмы, как это давно происходит во всем мире.
  Можно привести пример, как одна из европейских фирм, разработавшая по своей инициативе полосовой кромочный материал на основе нового вида пластмассы и уже затратившая на эту разработку большие собственные (или кредитные) средства, организовала семинар для изготовителей мебели. Он состоялся в центре обучения другой фирмы, производящей кромкооблицовочные станки и тоже заинтересованной в привлечении потенциальных покупателей, а потому взявшей часть расходов по проведению этого семинара на себя. Его участникам на практике были показаны все разнообразие цветов и размеров, возможности нового кромочного материала, специфика его применения, особенности технологии и все его преимущества, в том числе и ценовые. Каждый из участников смог увидеть работу станков и качество обработки деталей с использованием нового материала. Оставалось только на калькуляторе подсчитать конкретный эффект. Товар был освоен в производстве, готов к продаже со склада изготовителя, были уже проведены все испытания, получены необходимые сертификаты, и заинтересованному потребителю оставалось только подойти к кассе, чтобы купить. Ему не нужно было узнавать, сколько будет стоить разработка, как долго продлится освоение производства и когда появится наконец цена. Все было уже готово. Нужно – покупай, и не прогадаешь!
  Могли ли так работать наши НИИ и даже НПО, объединявшие институты и производственные предприятия? Смогут ли они работать так в будущем, даже если получат от государства вспомоществование на их восстановление в прежнем виде? Конечно же нет. Ведь здесь заложен совсем другой принцип, чем в нашем когда-то действовавшем ГОСТе «Разработка и постановка продукции на производство». Здесь изготовитель продукции, используя свое знание рынка, на котором работает, за счет собственных (или привлеченных) средств, ничего не требуя от потребителя вперед, создал и предложил этому рынку товар, приносящий реальную выгоду. Другое дело, что в его цене, конечно же, были заложены все прошлые расходы... Но наши, давно уже акционированные и приватизированные НИИ и КБ, все еще по старинке продолжают предлагать потребителю заплатить вперед за разработку продукции, которая то ли будет, то ли не будет соответствовать его потребностям, продукции, которую может быть никто и не захочет потом производить, да и не ясно еще, какие у нее будут качество и цена ... За такое сегодня не платят!
  На Западе нет ни одного НИИ в том виде, как они были когда-то построены у нас. Каждая фирма, выпускающая тот или иной вид продукции, сама изыскивает и выделяет средства на проведение исследований в своей области, используя, если это необходимо, разработки других фирм в смежных отраслях, приобретая их «know how» или покупая их продукцию для использования (комплектования) своей, – в свою очередь, оплачивая тем самым прошлые и будущие исследования. Поэтому и каждый последующий потребитель опосредованно тоже оплачивает все эти исследования через приобретенную им продукцию – материалы, станки, технологические процессы и т.д. Если бы он делал это напрямую, заказывая и оплачивая конкретную разработку именно для себя, он мог бы стать долевым собственником ее результатов, которые потом теоретически могли бы приносить ему прибыль. И если потребителем на Западе заказываются у сторонних фирм и оплачиваются какие-то конкретные исследования и разработки, то он вправе полностью запретить их последующее тиражирование без его согласия или заранее оговаривает свое право получать часть прибыли от реализации их результатов.
  Былые наши лозунги насчет смычки между городом и деревней или связи науки с производством уже основательно подзабыты. Но и без них ясно одно: конечному потребителю нужен готовый товар. Немедленно, со склада, в необходимом ассортименте, и желательно с отложенной оплатой, а еще лучше – в кредит. И директор какой-нибудь отдаленной мебельной фабрики никогда не должен заключать договор с каким-нибудь сторонним НИИ на отработку технологии применения нового лака. Это сделает для него «бесплатно» изготовитель (поставщик) отделочных материалов. Все необходимые исследования им уже давно проведены, а соответствующие расходы включены в цену товара.
  Беда в том, что наш бедолага-производитель никак не может привыкнуть к тому, что нагрянул рынок. И он пока еще и не замахивается на конкуренцию с западными фирмами, довольствуясь тем, что его продукцию берут уже потому, что ее цена раза в три ниже, чем у импортной. Но низкий уровень цены – лишь потому, что в нее не заложены расходы на настоящую рекламу, дилерские скидки, сервис и т. д., а главное – на исследования рынка и разработку новых видов конкурентоспособной продукции! То есть у большинства еще теплится надежда на то, что где-то есть еще институт, который все потом исследует и даст нужные рекомендации ... Нет, господа, институты в прежнем понимании останутся только в тех отраслях фундаментальных академических знаний, где для исследований нужны атомные реакторы, космические зонды или суперкомпьютеры. Для разработки новой конструкции четырехшарнирной петли или эксцентриковой стяжки достаточно одного конструктора и испытательного стенда, который он сам же и смастерит на основе готовых комплектующих.
  Просто нужно думать не только о сегодняшнем выживании предприятия, а еще и хоть чуть-чуть – о перспективе. Все мы смотрели в детстве великолепный мультфильм «Девочка и кувшинчик», где есть фраза: «Одну ягодку беру, на вторую – смотрю, третью – примечаю, а четвертая – мерещится!». Если мы в плену нынешних забот не станем хоть краем глаза наблюдать за ожидающими нас перспективами и, надеясь на существование каких-то НИИ, не начнем вкладывать хотя бы самые мизерные средства в собственные исследования и разработки, то очень скоро окажется, что наш потребитель, немного заработав, предпочтет пусть и более дорогую, но импортную продукцию, обязательно построенную с использованием хотя бы даже и самых простых исследований. Так уже давно происходит, например, в нашем деревообрабатывающем станкостроении.
  То же, впрочем, касается и мебельных предприятий. Производство «цельнотянутой» продукции, откровенно выбранной из каталога «Я выбираю мебель» или из проспекта, привезенного с Кёльнской (Парижской, Московской, Пермской и т. д.) ярмарок, – скоро закончится. Современное мебельное предприятие, если оно не хочет погибнуть уже в ближайшем будущем, просто обязано нести расходы по разработке новых конструкций изделий, использованию новых материалов и технологий, а может быть – даже заказывать и исследования! Простейший пример: стол для персонального компьютера у нас просто бросились сегодня делать почти что все, но никто пока не озаботился даже простейшим исследованием, что же на самом деле входит в состав современного домашнего компьютера: что нужно компьютерщику для его работы и как сделать его рабочее место удобным? И в результате многочисленных последовательных повторений исходных ошибок тайваньских дизайнеров в генетике наших компьютерных столов начались мутации и стали уже встречаться откровенные уроды.
  В заголовке статьи перефразирована французская фраза: "Le roi est mort. – vive le roi!". – "Король умер – да здравствует король!" . Наши НИИ, к сожалению, – почили в бозе. Причем, без надежд на воскрешение в изначальной форме. Но их реинкарнация состоится в том виде, как это удастся тем нашим производителям, не только мебели, но в первую очередь изготовителям материалов, полуфабрикатов, комплектующих, оборудования, тем, которые сумеют возродить отраслевую науку в своем секторе производства, причем за счет собственных средств, и без всяких надежд на бюджетную поддержку государства. И те предприятия, которым это удастся, – будут жить очень долго! 

Вернуться к содержанию
АРХИВ НОМЕРОВ
1999
1
2000
23456
2001
789101112
2002
131415161718
2003
[19]2021222324
2004
252627282930
2005
313233343536
2006
373839404142
2007
434445464748
2008
495051525354
По рубрикам
Выставки
Дизайн
Интервью
Компания
Комплектующие
Компьютерные технологии
Корпусная мебель
Кухни
Материалы
Мебельные системы
Мебельные университеты
Оборудование и материалы
Полезные мелочи
Представляем марку
Репортаж
Событие
Сотрудничество
Техника и технология
Торговля
Точка зрения
Фурнитура
От редакции
Ателье мебели
Эротический видео чат health life скачать дота казахстанский хостинг каста сериал сеть