На главную 
 О журнале 
 Об издательстве 
 Сотрудничество и реклама 
English Version
 Январь 19 
НАЙДЕМ ЛИ МЫ ОБЩИЙ ЯЗЫК?
Дмитрий ГЕРАСИМОВ

Язык – не только средство общечеловеческого общения. Когда он начинает оказывать непосредственное воздействие на функционирование производства, то сам становится средством производства. И нынешний  разнобой в терминологии уже начал оказывать негативное влияние на взаимоотношения между поставщиками материалов для мебельного производства и их потребителями, между изготовителями мебели и продукции деревообработки и их покупателями. Иногда они говорят просто на разных профессиональных языках, совсем не понимая друг друга.

  Отсутствие исходной энциклопедии по деревообработке, которая могла бы быть разработана в конце 50-х – начале 60-х годов, в период начала становления промышленного производства мебели в стране, нанесло существенный ущерб всей отрасли, так как в процессе дальнейшего развития технологии, появления новых материалов и способов их обработки, и вместе с появлением новых терминов, такая энциклопедия могла бы постоянно развиваться, совершенствоваться и дополняться, что позволило бы осуществлять преемственность в русской специальной терминологии деревообрабатывающей и мебельной промышленности.
  При ближайшем рассмотрении оказалось, что не существует даже приблизительного словника, который охватывал бы хотя бы малую часть всего многообразия терминов и специальных выражений, присущих деревообрабатывающим отраслям. В подавляющем большинстве учебников и справочников для специалистов всех уровней подготовки, изданных за последние пятьдесят лет (!), полностью отсутствуют грамотно и компактно изложенные, доступные и исчерпывающие формулировки наименований оборудования, технологических переделов и терминов, применяемых в производственной деятельности.
  Да и сами справочники и учебники не издавались вот уже более двадцати лет, а те, что есть, – никак не отражают, например, действительное состояние техники и технологии мебельного производства. Ни в одном из них нет даже описания ни одного из современных станков, используемых в мебельном производстве: для раскроя плит, облицовывания кромок, присадки, обрабатывающих центров, современного отделочного оборудования и так далее. Нигде, к примеру, нет формулировки, дающей определение таких понятий, как «каширование», «постформинг», «софтформинг» и многих других, хотя они всеми произносятся вслух ежедневно и постоянно публикуются на страницах печати.
  Крах отраслевых научных организаций, инертность учебных заведений, полное отсутствие современного отечественного оборудования – все это привело к тому, что в отрасль хлынуло неисчислимое количество новых некомпетентных терминов и выражений, представляющих собой бездумную кальку с иностранных переводов и проспектов. Чего стоят одни только выражения «раскроечная стена», «борда» или «петля-лягушка» – плод самостоятельного творчества «новых профессионалов».
  В мебельной промышленности утеряна преемственность поколений, и те, кто пришел в отрасль, не имея специального образования, не находя нигде ответа на вопрос, как правильно называются тот или иной станок, та или иная операция, придумывают свои собственные выражения. Так, уже прочно закрепились понятия «станок форматно-раскроечный» и «пильный центр». На очереди – «шпонирование», «кромирование» («кромкование»), «раскройка», «машина кромкозакаточная», «покраска лаком» и подобные им перлы. Совершенно чудовищная ситуация возникла при наименовании ламинированной древесно-стружечной плиты, которая и в устной речи, и на страницах печати называется, где просто «ламинированное ДСП», где – «плитой меламиновой», а где и вовсе – «плита-меламин»! И нельзя винить в этом печатные издания: не дело журналистов становиться специалистами в каждой отрасли, о которой они пишут. Их обязанность – проверять правильность используемых терминов, но дело в том, что проверить-то как раз и негде! Книги молчат. Молчат и ГОСТы. Большинство из них давным-давно не пересматривалось по-настоящему, не говоря о разработке новых, отвечающих современному уровню производства. Кстати, ситуация такова, что разрабатывать новые стандарты у нас стало просто некому, и вполне вероятен тот вариант развития событий, что мы скоро придем к необходимости прямого применения европейских стандартов, что в условиях сближения стран и народов, в общем-то, и неплохо.
  Но это никак не поможет нашей терминологии: наши «новые мебельщики», большинство которых имеет высшее образование, но в других специальностях, будут по-прежнему получать свои знания в представительствах инофирм, где сидят такие же, как и они «специалисты», хорошо знающие свой товар, но не имеющие никакого понятия о его правильном наименовании. И будут продолжать свое победное шествие «метабоксы» с «минификсами» и «конфирматы» с «еврошурупами». Только вот, что будет с нашими мебельщиками, которые вот-вот возведут этот жаргон в ранг закона, когда фирмы сменят номенклатуру своей продукции? Станет ли тогда «метабокс» – «иннотехом», а «конфирмат» – «директой»? С другой стороны, русская пословица гласит: «Хоть горшком назови...». Казалось бы, не важно, как называют ту или иную деталь – главное, чтобы была хорошая качественная мебель. Но такой подход – ущербен. Отрасль, которая занимает совсем не последнее место в промышленном производстве страны, должна иметь своих высококлассных специалистов, одним из обязательных условий к которым является знание ими правильной терминологии.
  И здесь, в отсутствие отраслевых НИИ, в обязанность которых когда-то входило следить за разработкой новых наименований продукции и употреблением терминов, главенствующее значение приобретает роль учебных заведений, оставшихся теперь единственными хранителями знаний. Почему бы Московскому государственному университету леса, Санкт-Петербургской лесотехнической академии, Архангельскому государственному техническому университету, Воронежскому лесотехническому университету и всем прочим, имеющим учебные кафедры лесотехнического направления, не разработать элементарный толковый словарь по деревообрабатывающей и мебельной промышленности? Проблема конечно же упрется в финансирование. Но здесь помощь может оказать, например, Ассоциация мебельных и деревообрабатывающих предприятий России, объявив среди всех предприятий всероссийскую подписку на это благое дело. Не худо было бы, если бы не осталось в стороне и Минпромнауки РФ  со своими небогатыми средствами на поддержание научной деятельности в отрасли.
  Общее количество заинтересованных в таком издании российских предприятий – не менее шести тысяч, и ни одно из них не откажется заплатить вперед за один его подписной экземпляр 50–100 у.е. Не останутся в стороне и торговые фирмы, тоже страдающие от отсутствия правильных знаний. И не нужно даже придавать потом такому труду статус ГОСТа – он необходим так остро, что его приобретут буквально все, кто хоть как-то связан с деревообработкой и мебельным производством, и с удовольствием станут его изучать и использовать сами, без очередного командного окрика!
  Главное – определить, кому же все это нужно и кто первым возьмется за такое славное дело, как обучение мебельщиков и деревообработчиков языку правильного и понятного всем общения. 

Вернуться к содержанию
АРХИВ НОМЕРОВ
1999
1
2000
23456
2001
789101112
2002
131415161718
2003
[19]2021222324
2004
252627282930
2005
313233343536
2006
373839404142
2007
434445464748
2008
495051525354
По рубрикам
Выставки
Дизайн
Интервью
Компания
Комплектующие
Компьютерные технологии
Корпусная мебель
Кухни
Материалы
Мебельные системы
Мебельные университеты
Оборудование и материалы
Полезные мелочи
Представляем марку
Репортаж
Событие
Сотрудничество
Техника и технология
Торговля
Точка зрения
Фурнитура
От редакции
Группа компаний "РУССКИЙ ЛАМИНАТ"
Эротический видео чат health life скачать дота казахстанский хостинг каста сериал сеть