На главную 
 О журнале 
 Об издательстве 
 Сотрудничество и реклама 
English Version
 Июль 16 
«МИНИСТЕРСКИЕ», «НОВЫЕ», «ИМПОРТ» . КТО ПОБЕДИТ?
Дмитрий ОЛЬГИН

Никто не сможет сказать сегодня, что отечественная мебельная промышленность процветает. Такого нельзя даже и подумать о любой отрасли нашего производства вообще. Но каталоги мебельных выставок год от года становятся все толще, а мебель на их стендах и в наших магазинах – все лучше.

  Точное число мебельных предприятий в стране сегодня не может назвать никто, но приблизительно оно оценивается в три с половиной тысячи. И большинство из них создано вновь за последние десять–двенадцать лет.
  Когда в начале перестройки, ставшей теперь историей, люди, ожидавшие быстрого улучшения экономической ситуации, спрашивали, почему же его нет так долго, им отвечали, что наша страна, это как огромный пароход, который нельзя развернуть на другой курс, не приостановив хотя бы чуть-чуть движение. Теперь, по прошествии нескольких лет, пожалуй, более уместно сравнение с плоским камнем, брошенным по волне: остановившись – он просто сразу же тонет.
  Так произошло и с многими мебельными предприятиями: большинство бывших "министерских" предприятий, за продукцией которых когда-то стояли очереди, не то, чтобы погибли, но по крайней мере потеряли былую славу. Это очень хорошо заметно на мебельных выставках – предприятия, что еще существуют, пожалуй, только благодаря таланту и усилиям их конкретных руководителей, – собирают свои стенды в этакие небольшие островки, вокруг которых просто бушует море новых изготовителей, начавших дело только в последние десять лет.
  Откуда же они появились, эти "новые мебельщики"? Как образовался вдруг начальный капитал, необходимый для организации нового производства в условиях, когда в любой газете много лет каждый день писали, что страна испытывает острый дефицит инвестиций?
  Конечно же, истории о зарубежных родственниках, воспылавших желанием поддержать перестройку или помогавших двоюродным племянникам в России организовать свое дело, несостоятельны. Никто никогда не признается сам и в том, что в основе его бизнеса лежат средства, полученные криминальным путем. Но можно с уверенностью утверждать, что большинство заработали деньги на организацию нового производства в торговле, причем совсем не обязательно, что изначально это была мебель. Просто, начиная изыскивать нишу для вложения образовавшегося капитала многие поняли, что мебель в том виде, как она представлена в российских магазинах, изготовить не так уж сложно. Оказалось вдруг, что для этого не нужно супертехнологий и вполне достаточно знаний, полученных на уроке труда в школе, когда каждый мальчик должен был своими руками, используя тупую пилу и рубанок, изготовить скамеечку для мамы или любимой бабушки.
  Вот тогда-то, в начале 90-х годов, и возник активный спрос на круглопильные станки с кареткой для раскроя плит, почему-то не по-русски названные форматно-раскроечными, а в ближайших, уже закрывавшихся тогда ателье исчезли тяжелые утюги для облицовывания кромок.
  Профессиональные мебельные предприятия очень скоро почувствовали на рынке давление не только импорта, но и продукции этих новых производителей: она не блистала особым качеством, но всегда соответствовала запросу потребителя и отличалась довольно низкой ценой.
  Любой строитель расскажет, как много прорабов потеряло здоровье в процессе реконструкции зданий: новое построить гораздо легче, хотя бы потому, что не нужно ломать перегородки и вывозить мусор. В положении этих прорабов оказались и действовавшие мебельные предприятия: нужно было быстро заменять ассортимент, совершенствовать технологию, организовывать заново систему сбыта продукции и не забывать вовремя выплачивать зарплату огромным коллективам. Многие из них были к тому же градообразующими, и ухудшение их финансового положения приводило к катастрофе многих городов и поселков.
  Новые предприятия организовывались буквально в гаражах и подвалах, а их владельцы, получив первую серьезную прибыль и почувствовав вкус к производству, ощутили острый недостаток в специальных знаниях. Вот тогда-то еще действовавшие отраслевые институты и представительства инофирм, поставлявших деревообрабатывающее оборудование, ощутили нашествие молодых людей, активно собиравших любую информацию о материалах, фурнитуре, технологических процессах, оборудовании, – обо всем, что только могло помочь новому, недавно рожденному производству. Те же молодые люди, уже немного заработавшие, могли позволить себе и выехать за границу, чтобы посетить специализированные выставки и продолжить свое образование. В середине 90-х годов такие выставки, как "Ligna" в Ганновере, "Xylexpo" и "Sasmil" в Милане или "Interzum" и "Mobelmesse" в Кёльне, были полны нашими новыми мебельщиками, устанавливавшими контакты с фирмами, жадно впитывавшими знания и увозившими с собой кучи проспектов.
  Заявить о себе, организовав собственное производство, оказалось проще, чем поддерживать и развивать его на конкурентоспособном уровне. Для этого требовались не только знания, но и средства, причем немалые. Ведь для оснащения хорошим оборудованием даже самого маленького производства требуется худо-бедно, двести–триста тысяч долларов – сумма, ставшая еще менее достижимой в конце 1998 года. Приходилось экономить на всем, жертвуя качеством всего: максимально упрощать технологию, использовать в изделиях самые дешевые комплектующие, приобретать самое дешевое оборудование, в том числе и долго бывшее в употреблении у какого-нибудь иностранного ремесленника. До поры, помогала и еще остававшаяся возможность не платить налоги, работая в наличном обороте, и низкая зарплата рабочих в три–пять тысяч рублей, выплачиваемая наличными, не сильно отражающаяся на себестоимости.
  Но процесс обучения для многих наших мебельщиков закончился уже довольно давно. Жертвовать качеством в угоду себестоимости стало просто опасно. Особенно, когда рядом активно развиваются друзья-конкуренты и их продукция по многим параметрам все больше приближается к импортной.
  Сегодня нет изготовителя кухни, который не предлагал бы комплектующие, те же, что и самые известные западные производители мебели – Hettich, Blum, Hafele, Kessebohmer, Salic, и т. д., или их более дешевые, но все же качественные западные аналоги, – в угоду потребителю с низким уровнем доходов. Используются итальянские фасады, изготовленные из массива, фасады, облицованные ПВХ-пленками или отделанные эмалями. Собственный обрабатывающий центр, составлявший мечту любого мебельщика, на новых предприятиях стал почти обыденным явлением. Очень часто можно встретить и мощные станки для раскроя плит с программным управлением, и собственный трехкоординатный (мембранный или безмембранный) пресс. Мало пока хороших кромкооблицовочных станков, в особенности для облицовывания методом "софтформинг", что объясняется их высокой ценой и (пока) слишком высокой производительностью.
  На очереди – широкое распространение технологии лаковой отделки мебели, в том числе по натуральному шпону, пока еще достаточно мало распространенной на новых предприятиях из-за ее достаточно высокой сложности и необходимости больших вложений. Наблюдается парадокс: бывшие "министерские" предприятия, обладавшие отделочными цехами, оснащенными соответствующим оборудованием и штатом необходимых специалистов, в большинстве случаев практически уничтожили их в угоду технологии производства, построенной на основе ламинированной плиты, а новые предприятия, более тонко чувствующие конъюнктуру, уже вплотную подошли к их организации заново. И можно быть уверенным, что года через три во всех наших магазинах можно будет увидеть мебель с качественной лаковой отделкой по хорошо прошлифованному натуральному шпону.
  Сегодня мебельная промышленность фактически создана заново. Не так уж и важно, что многие выжившие крупные предприятия, число которых невелико, хвалятся, что именно они производят основной объем продукции – главное, что образовались многочисленные новые точки кристаллизации, которые станут основой дальнейшего роста и будут определять дальнейшее состояние всей отрасли. Так, в Европе ежегодно выпускается мебели на сумму 60–70 млрд. экю (45% мирового объема), а в ФРГ, где изготавливается около 30% европейской мебели, – более половины производства основано на мелких и средних предприятиях.
  Другой вопрос: смогут ли наши новые производства успешно противостоять экспансии европейской и азиатской мебельной промышленности после принятия России в ВТО? Страны Евросоюза в 1999 и 2000 годах впервые имели отрицательный баланс в торговле мебелью на мировых рынках и в настоящее время они всем скопом вырабатывают меры по повышению конкурентоспособности своей продукции и расширению экспорта. Понятно, что одним из важнейших его объектов должна стать Россия. Объем импортной мебели на рынке России в последние пять лет оценивался в разные годы от 45 до 60% и имеет постоянную тенденцию к росту. Смогут ли наши "новые мебельщики" успешно противостоять ему, покажет будущее.
  Но сегодня они едут на зарубежные выставки не для того, чтобы с восхищением посмотреть на зарубежные достижения, получить новые знания и вдохновиться свежими идеями, а для того, чтобы провести короткие и конкретные деловые переговоры со своими партнерами. Это добрый знак: период становления пройден, необходимый опыт получен. Осталось грамотно претворить его в жизнь, чтобы успешно противостоять давлению рынка. 

Вернуться к содержанию
АРХИВ НОМЕРОВ
1999
1
2000
23456
2001
789101112
2002
131415[16]1718
2003
192021222324
2004
252627282930
2005
313233343536
2006
373839404142
2007
434445464748
2008
4950
По рубрикам
Выставки
Дизайн
Интервью
Компания
Комплектующие
Компьютерные технологии
Корпусная мебель
Кухни
Материалы
Мебельные системы
Мебельные университеты
Оборудование и материалы
Полезные мелочи
Представляем марку
Репортаж
Событие
Сотрудничество
Техника и технология
Торговля
Точка зрения
Фурнитура
От редакции
Группа компаний "РУССКИЙ ЛАМИНАТ"
Создание сайта: Artspace.Ru