На главную 
 О журнале 
 Об издательстве 
 Сотрудничество и реклама 
English Version
 Июль 28 
ТЕХНИКА БЕЗОПАСНОСТИ: ОДНИ ВОПРОСЫ...
Ольга ИОФФЕ

Не секрет, что любое производство опасно. Но деревообрабатывающее – особенно. К сожалению, статистика по травматизму всегда была закрытой, а теперь ее просто нет. Если бы она велась и публиковалась, то напоминала бы сводки с полей сражений – так много у нас пострадавших на производстве.
 

  Однако натура человеческая такова, что всем кажется будто ужасы и взрывы происходят где-то на голливудском холме или в телевизоре, а на своем предприятии – пока все нормально.
  Не потому ли ни на одном из них у нас не осталось должности инженера по технике безопасности? А если она и есть, то ее занимает лицо, совсем не имеющее специального образования и никак не влияющее на решение проблем. Впрочем, никто теперь не имеет и понятия, где же это образование можно получить. Раньше все инспекции по охране труда входили в систему ВЦСПС и осуществляли контроль за соблюдением мер безопасности. Их даже периодически обучали, доводя до внезапной седины рассказами о жутких случаях на производстве. Есть ли сегодня возможность инспектору по ТБ посетить предприятие, которое ему не известно и куда его просто не пустят? Тем более, что в отличие от налоговой инспекции он не сможет устроить легендарное «маски-шоу», даже если и захочет. Да и нет их, этих самых инспекторов. Кто будет работать там, где нет зарплаты и нет рычагов для ее увеличения за счет проверяемых?
  И в отсутствие инспектора и своего инженера по ТБ руководитель (владелец) предприятия или технический директор сначала хоть раз, а потом – хоть время от времени, должны задумываться о том, так ли благополучно обстоит у них дело и не станут ли они в скором времени героями новостных телепрограмм. Можно, например, для начала задуматься лишь о главном.
  Всем понятно, что любое рабочее место должно снабжаться отдельной инструкцией по ТБ, вывешенной рядом с ним, а перед началом работы каждый работник должен проходить инструктаж по ТБ и ставить свою подпись в журнале. Знает ли кто-нибудь, как грамотно составить ее и провести инструктаж, когда прежде нужно определить реальные источники опасности на данном производстве?

  Вращающийся дереворежущий инструмент должен быть огражден, а на круглопильных станках с ручной подачей заготовок требуется использовать толкатели. Зачем? Ведь, это мешает работе и каждый рабочий, у которого еще не все пальцы на руках отпилены, считает своим долгом именно ими такие ограждения снять. При остановке станка инструмент должен останавливаться не более, чем за 6 секунд. Зная, что более дорогое оборудование у нас не купят, фирмы даже и не предлагают систему торможения шпинделей к станку, а нашим и невдомек, что они существуют, и по действующим (!) стандартам их использование обязательно!
  А вы никогда не обращали внимание на станок, работающий с открытым шумопоглощающим кожухом – потому, что так удобнее подстраивать его во время работы, хотя у него есть специальная защита, останавливающая машину при открытии этого кожуха? Но ведь сумел же кто-то из наших умельцев ее безнаказанно нейтрализовать, просто подставив щепочку под конечник!
  Как известно, напайные твердосплавные пластины пил и фрез имеют свойство отлетать, а их корпуса – разлетаться при вращении. Шпиндели обрабатывающих центров вращаются со скоростью до 24 000 тыс. оборотов в минуту. Скорость разлета осколков – как у пули! Поэтому пилы и фрезы должны периодически проверяться на прочность при вращении с повышенным числом оборотов. Но во всей стране нет предприятия, которое производило бы такие проверки!

  Шум на рабочих местах не должен превышать установленных норм. Знает ли кто-нибудь сегодня, каким документом они регламентируются и где его раздобыть? Не подлежит сомнению одно: шум всегда выше нормы. В этом случае работник должен снабжаться противошумными наушниками, но в наших цехах можно встретить рабочего только в наушниках, подсоединенных к его собственному аудиоплейеру.
  Уровень запыленности на рабочем месте не должен превышать допустимых норм. Кто из владельцев готов за деньги пригласить к себе СЭС, чтобы реально оценить, каков этот уровень в его цехе, когда сам знает, что приобретенные им дешевые пылесосы создают в помещении туманное марево с характерным запахом пыли, содержащей фенолформальдегидные выделения плиты? Ведь, если поставить себе задачу обеспечить необходимый уровень санитарно-гигиенических норм, то придется менять всю систему пневмотранспорта отходов в цехе, а она будет стоить вдвое дороже, чем все имеющееся у него оборудование.
  Пневматика. Что может быть естественнее для человека, чем воздух? Но только не сжатый. Обдувать себя из шланга подачи сжатого воздуха запрещено строжайшим образом. Классическими стали случаи, когда работник, решивший обдуть себя от пыли из пневмошланга, поднес его к виску, а оттуда внезапно выскочил болт. Исход – летальный. Другой – игрун, радуясь окончанию рабочей недели, в порыве веселья приставил коллеге пневмошланг к тому месту, на котором обычно сидят. Кишечник того был раздут и разорван. Не спасли. А вы разве, не видели аналогичных игр с воздухом?


 
  Электросиловые сети. Проходил ли цеховой электрик хоть раз какой-то экзамен? Есть ли у него аттестат, диплом, свидетельство? Видел ли его кто-нибудь в изолирующих перчатках, или он залезает в неотключенный электрошкаф станка голыми руками, словно ловец ядовитых змей в джунглях? А почему кабель, подводящий 380В к станку, свободно лежит на полу и по нему провозят тележки? Вопросов может быть еще больше. Нужно только присмотреться.
  Отдельная и огромная проблема – пожарная безопасность. Осмотритесь: где у вас трехметровый пожарный проезд для пожарной машины, идущий от ворот цеха, почему захламлены проходы между станками, почему двери цеха открываются внутрь помещения и нельзя добраться до электрощита, отключающего напряжение в цехе? Где огнетушители и когда их проверяли в последний раз, можно ли подойти к пожарному щиту и есть ли на нем еще неукраденные багор, лопата, ведра, топор и лом, почему затвердел песок в ящике – им пользуется местная кошка?
  Еще сложнее в отделочных отделениях. Почему у распылительной кабины, словно мешок с гексогеном в подвале жилого дома, стоит полная бочка с лаком? Почему межслойное шлифование проводится в том же помещении, где и лакирование, почему выбросы летучих от кабины, лаковая и шлифовальная пыль направляются в один сборник? Ведь минская трагедия начала 70-х годов, когда на радиозаводе от взрыва в отделочном цехе разом погибли более трехсот человек, совсем не забыта и, к несчастью, может повториться в любое время – ведь, мы забыли отделку и начинаем учить все заново.
  Впрочем, здесь как раз может помочь ближайший пожарный инспектор – это именно тот, кого не нужно бояться и от кого не нужно скрываться. Он может приходить к вам раз в месяц, осматривать производство, читать лекции по пожарной безопасности и инструктировать персонал. Его действительно неоценимая помощь и советы, которые обойдутся в символическую плату и хороший обед с бутылкой хлебного вина, помогут избежать приезда когда-нибудь телевизионщиков во двор с обугленными остатками вашего незастрахованного предприятия!


  Когда видишь на наших мебельных производствах повальное несоблюдение даже элементарных правил охраны труда и техники безопасности, то на ум приходит мысль, что мы столкнулись с новой эпидемией, не менее опасной, чем СПИД. Она выражается в каком-то генетическом заболевании наших руководителей, диагноз которого – синдром отсутствия инстинкта самосохранения. Ведь, если (не дай бог) на их предприятии случится гибель людей или пожар, повлекший за собой человеческие жертвы, – именно они и понесут персональное уголовное наказание.
  Грешно конечно же было бы говорить, что никто из наших руководителей не понимает всей важности соблюдения норм и правил охраны труда и техники безопасности. Просто многим из них кажется, что если начинать все делать по правилам сразу, то можно и не начинать – разоришься, не открыв производства. Пример тому – «японская забастовка», то есть работа по всем правилам и предписаниям, когда деятельность предприятия просто полностью парализуется. У нас все тоже делается по правилам, но, к сожалению, по русским: «Гром не грянет – мужик не перекрестится!». А это – как-то неправильно.
  Как говорят авиаторы, – их наставление по производству полетов написано кровью. То же говорят и об уставе железных дорог. У мебельщиков пока такого документа нет. Так, давайте же, не будем писать его сами и тем же способом, а начнем, наконец, просто выполнять известные и не очень-то сложные правила техники безопасности и охраны труда!

Вернуться к содержанию
АРХИВ НОМЕРОВ
1999
1
2000
23456
2001
789101112
2002
131415161718
2003
192021222324
2004
252627[28]2930
2005
313233343536
2006
373839404142
2007
434445
По рубрикам
Выставки
Дизайн
Интервью
Компания
Комплектующие
Компьютерные технологии
Корпусная мебель
Кухни
Материалы
Мебельные системы
Мебельные университеты
Оборудование и материалы
Полезные мелочи
Представляем марку
Репортаж
Событие
Сотрудничество
Техника и технология
Торговля
Точка зрения
Фурнитура
От редакции
Ателье мебели
Создание сайта: Artspace.Ru