На главную 
 О журнале 
 Об издательстве 
 Сотрудничество и реклама 
English Version
 Июль 28 
ПРИДЕТСЯ ИХ ГОТОВИТЬ ...
Сергей ПЛАТОНОВ

ЧЕРТЕЖ – технический рисунок, выполненный с применением специальных инструментов – линейки, циркуля, лекал и т.п., или с применением специальной аппаратуры (компьютера, принтера, плоттера и т.д.) ...
 

  Ни один замысел человека не выполнялся без предварительного выполнения чертежа, хотя бы мелом на заборе или палочкой на песке. Причем, чем он подробнее, тем лучше. Знаменитая самодвижущаяся тележка гениального Леонардо да Винчи, зарисованная им только в виде схемы, потребовала многолетних работ с применением современнейших программ и мощных компьютеров для разработки ее чертежей, чтобы только совсем недавно быть наконец-то воплощенной в изделии.
  От любого конструктора, как лица, занимающегося конструированием, то есть разработкой проектов конструкции каких-либо механизмов, машин, сооружений, требуется проведение расчетов и выполнение чертежей. Мебель – тоже относится к сооружениям и требует для изготовления разработки не просто чертежей, а целого комплекта технической документации.
  Чтобы конструктор не ломал голову, каким же должен быть состав этого комплекта, и сколь велик должен быть его необходимый и достаточный объем, еще в 60-х годах прошлого века в СССР был разработан комплекс стандартов под общим названием «Единая система конструкторской документации (ЕСКД)», а для мебельной промышленности – ее младшая сестра – «Отраслевая система конструкторской документации мебели (ОСКД)». Ни ту, ни тем более другую вы не найдете сегодня нигде. За пятнадцать лет, прошедших с начала развала страны, они ни разу не переиздавались, и теперь почти забыты. А зря.

  Дело в том, что принципы, заложенные в ЕСКД, подразумевали особый порядок разработки комплекта документации изделия, предназначенного для серийного производства, начиная с технического задания и кончая чертежами, понятными любому рабочему любого предприятия страны, имеющему соответствующую квалификацию. А в ОСКД содержались еще и уточнения, и дополнения, касающиеся особенностей проектирования именно изделий мебели.
  Казалось бы, лица, занимающиеся проектированием мебели сегодня, имеющие (хочется надеяться) необходимую для этого инженерную подготовку, должны были бы знать основы этих документов еще по курсу черчения, который читался им в вузе. Но слова Аркадия Райкина о том, что нужно забыть все, чему учили в институте, сегодня особенно актуальны.
  Попробуйте спросить любого нынешнего конструктора, почему он не проставляет допуски и по какому классу точности должны выполняться размеры изделия мебели, указанные в им же разработанных чертежах? Есть ли у рабочего, выполняющего работу на станке и настраивающего этот станок, хотя бы приблизительное понятие о допустимых отклонениях размеров и их величине? Уверен, что ответ вообще вы получите разве что в 5% случаев, а правильный – ни разу! Можно ли говорить о качестве изготовления деталей и сборки готовой мебели, если оказывается, что никто и приблизительно не знает, что же должно у него получиться?

  Впрочем, что будет сделано, не знают не только люди, непосредственно изготавливающие изделия. Неизвестно это даже и самому конструктору. Ведь ни одно из наших предприятий не готовит когда-то обязательно предусматривавшееся ЕСКД техническое задание на проектирование. В лучшем случае, вместо него у конструктора оказывается выдранная из цветного журнала или проспекта фотография с отпечатком капиллярных линий указующего перста руководителя на ней, когда-то сопровожденная словами вроде: «Вот, что нам нужно!».
  Вместе с тем, Техническое задание (ТЗ) – важнейший документ, определяющий все основные параметры будущего изделия. В современных условиях уже не так важно, каковы будут его форма и объем. Но в нем должны содержаться все те требования к изделию, которые выставил отдел сбыта, на плечи которого ляжет потом труд по продаже спроектированного конструктором изделия. И конструктор должен знать их назубок, стараться выполнить в полном объеме, привнося только улучшения, несмотря на всегдашние жалобы на несовершенство и недостаток технологических возможностей производства. Разработка ТЗ важна еще и потому, что оценка качества работы конструктора, не имевшего его в самом начале, почти всегда превращается в ситуацию, изложенную в известной басне про Слона-живописца, когда ни за что не отвечающие советчики обращают ее результат в нонсенс.
  Конечно же, в ту пору, когда какое-нибудь отраслевое КБ разрабатывало чертежи нового изделия, оно знало, что они могут быть переданы любому из мебельных предприятий, и выполнение требований ЕСКД обеспечивало им необходимую унификацию и «читаемость». Теперь же, когда конструкция изделия и тем более его чертежи стали товаром, а их качество – внутренним делом предприятия, применение ЕСКД стало вроде бы необязательным. Но позволительно спросить, что думают на этот счет наши органы сертификации продукции? Нужно ли и теперь предоставлять им на испытания вместе с изделием и комплект его чертежей? Каков должен быть объем документации на испытуемые изделия, чтобы потом можно было бы все же определить, проверялся ли именно этот шкаф или нечто похожее на него своими отдельными признаками?

  Но сегодняшний уровень развития электронной техники и программного обеспечения позволяет разрабатывать чертежи быстро, причем с таким качеством, которое еще десять лет назад и не снилось конструкторам, работавшим в прошлом веке. Существует довольно много программ, специально разработанных для конструкторов-мебельщиков. Однако ни в одной из них нет приложений, содержащих не только перечень стадий разработки технической документации на изделие, но и хоть какой-то информации в помощь конструктору. Впрочем, многое в них просто противоречит стандартам – не важно, действуют они или нет. Даже начертание стрелок размерных линий отличается от общепринятого и когда-то бывшего обязательным для всех. Понятно, что уголовная ответственность за несоблюдение стандартов давно отменена, но кажется, что здесь это вызывается простой некомпетентностью, а не желанием создать что-то новое. Понятно также и то, что математикам – разработчикам программ гораздо проще придумать свое, чем заниматься поиском давно не издававшихся стандартов, ставших уже раритетами, и перелистывать их пожелтевшие от времени страницы.
  Не имеющие опыта конструкторы мебельных предприятий, не имея информации и какой-либо помощи, тоже не задаются лишними вопросами и часто выполняют рабочие чертежи своих изделий так, как их учили, то есть на уровне содранного через стекло курсового проекта. Не стоит даже и говорить, к примеру, о проставлении на теперешних «чертежах» обозначений требуемой шероховатости поверхности. Да и зачем вводить предприятие в лишние расходы, тратя на них дорогие чернила принтера, если проверить правильность их соблюдения все равно нечем. Лаборатория чаще всего давно разгромлена и упразднена, или за кажущейся ненадобностью просто не была организована. А ведь всегда считалось, что от качества подготовки техдокументации на изделие в первую очередь зависит качество его изготовления, и проверкой чертежей занимались наиболее опытные конструкторы-профессионалы.
  Но сегодня, вместо того, чтобы собрать у себя старые кадры конструкторов, пусть и привыкших работать на ржавом кульмане или за исколотой кнопками чертежной доской, но еще не потерявших интерес к работе, и готовить на основе еще не до конца утерянного ими опыта новых профессионалов из той молодежи, которая, впрочем, уже умеет лихо использовать «Базис-конструкторы», «К-3», «b-CADы» и им подобные программы, но не знает пока, что такое «базовая поверхность» и какие зазоры рекомендуются для вкладных дверей. Многие наши руководители принимают набитые на своем лбу шишки за неумещающиеся внутри черепа мозги, и декларируют нечто, похожее на то, что: «...все те, кто занимался этим раньше, в советские времена, – они уже давно седые и с большими амбициями ... подчас, отстали от жизни, не понимают требований сегодняшнего дня, направлений развития мебельного рынка, – уже только потому, что груз их знаний, слишком большой (Авт.)...». Они скоро останутся просто без специалистов и будут вынуждены искать их за рубежом, но за другие деньги, или продолжать копировать чужое «один к одному».
  Проблема подготовки конструкторов, о которой почему-то почти не говорят, теснейшим образом связана с дизайном изделий, разрабатываемых нашими предприятиями. Собственно, дизайнер – это художник, человек с талантом в голове и с карандашом и кистью в руках, создающий изначальный облик нового изделия. Для того, чтобы его идеи были квалифицированно воплощены, требуется огромный труд профессионала-конструктора. И если на предприятии его нет, или он недостаточно квалифицирован и компетентен в тонкостях конструкции мебели, а это скорее всего именно так, то можно с уверенностью утверждать, что оно несет постоянные убытки за счет снижения объемов сбыта, неправильного использования материалов и комплектующих, излишнего усложнения технологии и т.д.
  Ни один из наших вузов никогда не готовил инженеров по специальности «конструктор мебели». Не существует такой специальности ни в одном из вузов и поныне. Те попытки, что делаются некоторыми их кафедрами сегодня, пока нельзя признать удачными. Ведь для того, чтобы научить конструктора этой профессии, нужно по крайней мере иметь тех, кто умеет их чему-то научить! К тому же, прошлый опыт показал, что настоящим конструктором можно стать только после пяти, а то и десяти лет практической работы!
  Ситуация такова, что предприятиям неоткуда переманивать конструкторов-мебельщиков. Придется их учить... Но как, – придется думать всем вместе!

Вернуться к содержанию
АРХИВ НОМЕРОВ
1999
1
2000
23456
2001
789101112
2002
131415161718
2003
192021222324
2004
252627[28]2930
2005
313233343536
2006
373839404142
2007
4344454647
По рубрикам
Выставки
Дизайн
Интервью
Компания
Комплектующие
Компьютерные технологии
Корпусная мебель
Кухни
Материалы
Мебельные системы
Мебельные университеты
Оборудование и материалы
Полезные мелочи
Представляем марку
Репортаж
Событие
Сотрудничество
Техника и технология
Торговля
Точка зрения
Фурнитура
От редакции
Торговый дом
Создание сайта: Artspace.Ru