На главную 
 О журнале 
 Об издательстве 
 Сотрудничество и реклама 
English Version
 Май 33 
СОВМЕСТНЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ И... ЧТО С НИМИ ПРОИСХОДИТ?
Викторин МАРУНЦОВ

«Бедность происходит от перетаскивания мертвых грузов» – Г.Форд
 

  В начале прошлого века один гениальный человек придумал и реализовал не просто конвейер в самом широком его понимании, но и новую систему сбыта. Он исходил из двух важных предпосылок:
 

  • чтобы производить много, надо использовать новые технологии;
  • чтобы продавать много, надо думать не только о себе, но и о тех, кто сможет это покупать.

  Причем думать не в некоем абстрактном смысле (из серии розово-мостовой маниловщины «а как бы мне чего-либо для кого-нибудь сделать?»), а в конкретно-реальном финансовом аспекте, формализуя собственные идеи в простые, доступные для всех слоев общества идеи (в нашем рекламном языке – в слоганы). Так родилось знаменитое: «цена Лиззи1 должна быть такой, чтобы ее мог купить любой мой рабочий». Именно в этот момент Форд впервые задумался не о натуральном ведении своего производства, а о поиске надежных постоянных партнеров для поставок на конвейер. Как уж это у него получилось – история не умалчивает, так как иначе марки такой на небосклоне мирового автопрома не осталось бы (к слову, на начало прошлого века, в Америке было зарегистрировано более 2000 автомобильных производителей, на конец XX в. – не более 10 !!!). Этот опыт крайне полезен тем производителям, которые задумываются о стратегии индустриального развития собственного производства. Путь развития может быть только один – через развитие долгосрочных отношений с тщательно выбранными партнерами-поставщиками.
  Какие новшества привнесло в столь давний опыт бурное развитие мирового рынка в прошлом веке?

  В первую очередь, это, конечно, появление следующего, качественно нового витка во взаимоотношениях партнеров – создание совместных предприятий. В данном случае идея крайне продуктивная и простая: один партнер предоставляет ресурсы в виде материально-технической базы и трудового потенциала, другой – в виде финансирования и технологии. Причем, как правило, первый партнер является представителем развивающегося рынка, другой – из страны со стабильной экономикой. Далее, по мере развития сбыт продукции направляется на первом этапе на внутренний рынок развивающейся страны, а затем – на внешние рынки. Данное классическое деление на разных рынках имеет специфические особенности, связанные не только и не столько с национальными предпочтениями, сколько с характером ведения бизнеса в том или ином регионе.
  Перейдем к некоторым особенностям существования совместных предприятий в мебельной отрасли России. Главная особенность, которая может определить не только и даже не столько успешный старт, а дальнейшие перспективы развития – это отношения с административным ресурсом, выстраивание правильной взвешенной политики с представителями региональной (или федеральной) властью. Понятно, что небольшие по объему инвестиции в совместные предприятия не представляют большого интереса, но в последнее время мебельные проекты и мебельный бизнес в целом (растущий по оценкам аналитиков в год не менее чем на 20%), и мы получаем интересную и динамично развивающуюся отрасль. Вопрос совместных предприятий напрямую связан с вопросами как инвестирования, так и гарантий безопасности функционирования бизнеса. В связи с этим открытый и взвешенный диалог с представителями власти становится не просто важным, а практически ключевым вопросом при определении места, времени и объема начала функционирования. Чем совместные предприятия отличаются от компаний с чисто российским капиталом?

  В первую очередь тем, что без последней подписи на разрешительных документах по отводу земли или аренде совместные предприятия фигурально выражаясь «...лопату в землю не воткнут». Компании с чисто российским капиталом и менталитетом эти процессы ведут параллельно: одновременно с началом оформительских процедур начинается масштабное освоение выделенных земельных ресурсов. С такой логикой трудно не согласиться – время для предпринимателя имеет абсолютно осязаемую стоимость, выраженную в финансах. А для чиновников этот критерий совсем не прозрачен, то есть, не прозрачен совсем – им-то торопиться некуда. В этой же логике получается классическая ловушка: физически объект в виде завода (или фабрики) уже существует, более того, функционирует, отгружает продукцию, а документы проходят согласования в многочисленных инстанциях. Понятно, что такая ситуация может быть использована недобросовестными чиновниками как предлог для удовлетворения не государственных, а собственных потребностей. С высокой трибуны (прямо с самой высокой) Президент России декларирует о создании условий для развития бизнес-среды, но, видимо, не все его послания доходят до мест (в отличие от его портретов).
  В связи с этим предложение организовать систему единого окна для предпринимателей по оформлению всего необходимого пакета разрешительных и согласовательных документов видится разумным, логичным и эффективным. А с другой стороны встает вопрос трудоустройства многочисленного количества служащих, которые высвободятся при принятии такого решения. Не принимать быстрых, эффективных и кардинальных решений в данной области означает потерю темпа развития отрасли, потерю позиций России на мировом экономическом рынке, и, как следствие, потери в политическом плане. Да, именно так. Важно, чтобы даже самый простой клерк в местной администрации четко представлял себе, что, откладывая в долгий ящик подписание документа по согласованию новых предпринимательских проектов, он реально способствует отставанию России, как государства в целом. Конкуренция приходит в те области, где ее ранее не было. И вместо того, чтобы заниматься вопросами развития регионов сбыта собственной продукции, предприниматели тратят свое время на согласование многочисленных процедур, документов и преодоление административного ресурса. То есть в терминах эпиграфа гениального Форда, «таскают мертвые грузы». С другой стороны, появление мировых розничных специализированных мебельных и хозяйственных сетей дает стимул не только в развитии внутреннего рынка, но и готовит почву для дальнейшей экспансии мебельной отрасли на внешние рынки. Пример Европы говорит о том, что это – объективная реальность для любого динамично развивающегося рынка.
  Первый опыт создания совместных предприятий, уходящий своими корнями в конец 80-х годов прошлого века, в мебельной отрасли был похож на традиционный «блин комом». Возьмем, к примеру, Европейскую мебельную компанию или Презотторино-Шатура. Интересно, что первая компания представляла собой высоко индустриально подготовленное к работе производство с продукцией по всему сектору мебели: жилые, спальни, гостиные и офисная. Вторая же компания специализировалась исключительно на мебели для кухни. Развитие данных совместных предприятий происходило в условиях нестабильности, каждая из них пережила падение спроса на продукцию собственного производства и, в итоге, каждая из них свернула свою деятельность в качестве отдельно существующего совместного предприятия. В настоящее время Европейская мебельная компания представляет собой структурное подразделение «МК Шатура».
  Подводя итоги, можно констатировать следующее:
 

  • несмотря на значительные административные затруднения и неповоротливость бюрократических процедур, количество совместных предприятий в мебельной отрасли растет;
  • прогресс в области появления совместных предприятий неотвратим;
  • качественно меняется отношение западных партнеров к российскому рынку, как динамично развивающемуся;

Вернуться к содержанию
АРХИВ НОМЕРОВ
1999
1
2000
23456
2001
789101112
2002
131415161718
2003
192021222324
2004
252627282930
2005
3132[33]343536
2006
373839404142
2007
434445
По рубрикам
Выставки
Дизайн
Интервью
Компания
Комплектующие
Компьютерные технологии
Корпусная мебель
Кухни
Материалы
Мебельные системы
Мебельные университеты
Оборудование и материалы
Полезные мелочи
Представляем марку
Репортаж
Событие
Сотрудничество
Техника и технология
Торговля
Точка зрения
Фурнитура
От редакции
Ателье мебели
Создание сайта: Artspace.Ru