На главную 
 О журнале 
 Об издательстве 
 Сотрудничество и реклама 
English Version
 Июль 34 
НЕ ИЩИТЕ ИНЖЕНЕРОВ!
Дмитрий ГЕРАСИМОВ

Многие по молодости просто не знают, что до войны и сразу после нее человек, не имевший высшего инженерного образования, но имевший определенный опыт работы и занимавший должность инженера, назывался «практик».
 

  Не в обиду будет сказано, но подавляющее большинство наших сегодняшних мебельщиков – тоже «практики», несмотря на наличие у них в кармане дипломов весьма уважаемых учебных заведений. Только вот выпускнику института, готовящего управленцев (по-новому – менеджеров), по сути, все равно, чем управлять – его задача наладить менеджмент и маркетинг, то есть, говоря по-русски и довольно упрощенно, наладить сбыт, снабжение, организовать финансово-хозяйственную деятельность, подобрать и расставить специалистов и т.д., короче говоря, – организовать. Все это почти одинаково и на нефтяном заводе, и на хлебном комбинате.
  Но вот если нужно прийти в цех да наладить конкретную технологию и сразу же начать отвечать за расход материалов и качество продукции – тут уж подавай конкретные знания, которых обычно не могут дать и в профильном институте. Словесным маркетингом тут не отделаешься – нужна практика! Благо, что наша система образования пыталась вложить в студента-технаря многие, на первый взгляд как бы ненужные ему, знания – математику, физику, химию, теоретическую механику, теорию механизмов и машин, сопромат, черчение и основы проектирования и т.д., причем в довольно больших объемах. В результате, имея потенциально хорошую общетехническую подготовку, он был способен уже на предприятии, освоив довольно быстро только практический курс любой другой инженерной специальности, очень быстро освоиться и почти профессионально заниматься ею.
  При этом, если вчерашний студент направлялся по распределению в какой-нибудь НИИ, он мог через некоторое время стать, к примеру, конструктором; если в торговую организацию, – директором магазина, а если на предприятие, то, поработав некоторое время мастером, – стать начальником цеха или даже главным инженером. Срок такого распределения, во время которого вчерашний студент не мог самостоятельно поменять место работы, составлял три года.
  Такая система означала, что срок подготовки инженеров (специалистов с высшим образованием) фактически составлял не пять лет, а восемь! То есть пять лет теории и три года практики. Она позволяла в государственном масштабе весьма серьезно экономить на высшем образовании, поскольку преподавание теории сразу большому числу студентов не требует серьезных материальных затрат в отличие от практики, для которой необходимы серьезные вложения в оборудование и производственные материалы, а предприятия преподавали ее молодым инженерам как бы бесплатно.
  Но в начале 90-х годов эта система была полностью разрушена. Большинство деревообрабатывающих и мебельных предприятий в связи с экономическим хаосом уже не нуждались в дефицитных прежде молодых специалистах и не могли производить их доучивание. Одновременно, вновь организованные тогда мебельные производства нуждались в готовых специалистах и стали активно переманивать опытных работников с погибавших тогда бывших государственных предприятий.
  Лет десять – пятнадцать назад владельцами и основателями новых производств в нашей мебельной промышленности стало очень много тогда еще мальчишек, у которых было высшее образование и большое желание заработать. Получилось конечно же не у всех, но те, кто сумел, – сегодня очень хорошо заметны на рынке. Однако, не парадокс ли, что среди них нет почти никого, кто имеет высшее образование, полученное, к примеру, в МГУЛе или в лесотехнической академии? Они закончили в основном, «Бауманский», МАИ, какие-то радиоэлектронные вузы, но только не «лестехи». За годы создания собственных производств и их превращения из гаражных и подвальных кооперативов в небольшие, но вполне дееспособные предприятия, не имея специального образования, они все же сумели пройти путь от профанов до дилетантов, и в большинстве своем стали «практиками».
  Однако всем без исключения мебельным предприятиям сегодня остро необходимы не практики, а специалисты, способные создавать новые изделия, руководить технологическим процессом, развивать его, осознанно приобретать оборудование, обеспечивать его правильную эксплуатацию, обучать персонал и т.д. Где же взять теперь готового специалиста, когда уже давно нет государственных предприятий, а переманивать их от своих конкурентов не так-то просто?
  Первая мысль, конечно же, – поискать их в ближайшем лесотехническом вузе, чтобы, заинтересовав студента материально, понудить его лучше учиться и осознанно воспринимать знания, которые вскоре ему пригодятся. Такие попытки совершаются уже почти десять лет, но, к сожалению, к успеху никого пока не привели.
  Корни проблемы в том, что уже в середине 60-х годов прошлого века из-за ложной теории о том, что все лучшее на свете – от рабочего класса, профессия инженера была опорочена отношением к ней государства и крайне низкой оплатой труда. Дело дошло до того, что выпускник ПТУ, закончивший его три месяца назад, получал зарплату большую, чем дипломированный инженер с трехлетним стажем. Профессия инженера была бессчетное число раз осмеяна нашими великими сатириками, и в глазах любого ребенка стала синонимом отца-неудачника. Дело дошло до того, что учиться в институт многие шли лишь избегая службу в Советской армии.
  В результате, сегодня все меньше школьников осмысленно хотят приобрести специальность инженера. Это подтверждают и отзывы преподавателей, длительное время работающих в институтах (теперь – университетах или академиях), которые в один голос подтверждают, что «студент нынче совсем не тот, что был раньше». Он не то, чтобы прогуливает или разгильдяйствует по молодости лет. Нет, многие из них просто вообще никак не заинтересованы в учебе и получении знаний. А если не просматривается цель, то и никакими посулами нельзя добиться, чтобы студент становился хорошим специалистом. Тем более, что система обучения в вузе по-прежнему рассчитана на доучивание молодых специалистов производством и пока не претерпела ровным счетом никаких изменений. К примеру, программы обучения по специальности 260200 "Технология деревообработки" и 170402 "Машины и механизмы деревообрабатывающей промышленности" очень мало отличаются от тех, по которым учили студентов более тридцати лет назад, хотя требования отрасли за это время кардинально изменились (см. например, http://www.fzo.mgul.ac.ru/6years.shtml).
  Многие, включая профессорско-преподавательский состав вузов, ожидают сейчас новых подходов государства к подготовке специалистов с высшим образованием и принятия соответствующих законов.
Но здесь кроется и еще одна проблема: кто будет готовить новые программы и кто будет обучать по ним студентов? Уместно вспомнить слова Чацкого: «А судьи кто?». Ведь, не секрет, что вся наша система образования никогда не предусматривала понятия «обучение обучающих». Профессорско-преподавательский состав всегда готовился у нас «бригадным методом», то есть получал знания и отрабатывал методики преподавания на практике уже в процессе передачи знаний студентам, обсуждая их лишь с коллегами на заседаниях кафедр и перенимая опыт друг друга.
  Но если это проходит в отношении общих гуманитарных и социально-экономических, общих математических и естественно-научных, а также некоторых общепрофессиональных и специальных дисциплин, например, математики, сопротивления материалов, начертательной геометрии, древесиноведения и т.п., где новшества придумать довольно трудно, то кто и когда готовил у нас специалистов-преподавателей, в технических отраслях, развивающихся активно и быстро? Кто из них владеет знанием современных разработок в области станкостроения, номенклатуры производимого в мире оборудования, направлений его развития, тенденций в создании новых материалов, определяющих новые технологии и т.д.? Никто и никогда! За весьма редкими исключениями всеми этими вопросами не владеет ни один из преподавателей.
  Это лишний раз подтверждается и низким качеством публикаций наших кандидатов и докторов (!) наук в специальных журналах, посвященных технике и технологии. Многие из них, как оказалось, даже не владеют компьютером и продолжают по старинке сдавать в эти журналы свои рукописи, напечатанные на машинке или даже написанные от руки! О тематике публикаций не хочется и говорить. Многие из них просто похожи на перепечатанное руководство по эксплуатации для какого-нибудь не самого нового импортного станка, известного всем предприятиям уже полтора десятка лет. И это понятно. Можно поставить в заслугу нашим доцентам и профессорам робкое посещение стендов инофирм на проходящих в стране международных выставках, и то что они уносят с них пачки проспектов, являющихся для них чуть ли не единственным источником новой информации. Других у наших вузов нет. Ведь для того, чтобы использовать информацию хотя бы из иностранных журналов, нужно их получать постоянно и уметь прочитать тексты без переводчика, что тоже – проблема.
  Понятно, что у нас нет источников финансирования вузовской науки, нет денег на командировки, обучение преподавателей и их стажировку за рубежом, посещение ими выставок в ФРГ и Италии, и вообще ни на что. Зарплата профессора иногда меньше, чем у станочника. Разве это будет стимулировать активную деятельность даже у самых отъявленных фанатов отрасли?
  Не в этом ли и причина того, что за последние три десятка лет, со времен проф. Манжоса, Буглая, Афанасьева, Грубе, Песоцкого и других, ныне покойных мэтров отрасли, никем не создано ни одного учебника для вузов по специальностям лесопиления, деревообработки, производства мебели и по оборудованию для этих производств?
  Но сегодня нам уже нужен учебник нового типа, включающий все современные знания, наработанные отраслью, использующий достижения современной электроники, содержащий не только сухие печатные формулы, а весь видеоряд, описывающий современные способы и приемы обработки. Думается, что сегодня вряд ли кто-нибудь возьмется создавать нечто подобное.
  Но без качественных учебников проводить эффективное обучение специалистов невозможно. Хотя бы потому, что средств на приближение вузов к потребностям отрасли путем практического обучения студентов за счет использования собственной базы не ожидается и в далекой перспективе. Робкие попытки инофирм помочь нам в этом – не в счет, поскольку нашим предприятиям их положительные результаты пока незаметны совсем.
  Не поможет нам в подготовке специалистов и их обучение за рубежом. Во-первых, это накладно, а во-вторых, опыт некоторых предприятий показал, что пока у нас не будет законов, реально гарантирующих возврат средств, затраченных на обучение там специалистов, они будут переходить на другие предприятия, утекая как песок сквозь пальцы.
  Все это означает, что нам не приходится и в будущем ожидать нужных специалистов от государства и его системы высшего образования. Придется, видимо, обучать их самим, организовав альтернативную систему ускоренной подготовки «практиков». Конечно же, это не окажется бесплатным, но по крайней мере каждое предприятие сможет за свои деньги само управлять этим процессом.
  А что думает на эту тему МГУЛ, Санкт-Петербургская ЛТА, ГНЦ ЛПК, АПДМПР и прочие заинтересованные лица и организации?

Вернуться к содержанию
АРХИВ НОМЕРОВ
1999
1
2000
23456
2001
789101112
2002
131415161718
2003
192021222324
2004
252627282930
2005
313233[34]3536
2006
373839404142
2007
434445464748
2008
495051525354
2009
55
По рубрикам
Выставки
Дизайн
Интервью
Компания
Комплектующие
Компьютерные технологии
Корпусная мебель
Кухни
Материалы
Мебельные системы
Мебельные университеты
Оборудование и материалы
Полезные мелочи
Представляем марку
Репортаж
Событие
Сотрудничество
Техника и технология
Торговля
Точка зрения
Фурнитура
От редакции
Ателье мебели
Эротический видео чат health life скачать дота казахстанский хостинг каста сериал сеть