На главную 
 О журнале 
 Об издательстве 
 Сотрудничество и реклама 
English Version
 Февраль 2 
ЗНАЕМ? ЗНАЕМ!..
Дмитрий ГЕРАСИМОВ

В одном из издающихся сегодня профессиональных изданий о мебельном производстве автор заметки задал вопрос: «Почему же, решив обновить интерьер своей квартиры, покупатель копит деньги, идет и покупает французский диван или итальянскую стенку?».
 

  Ответ прост: та отечественная мебель, которую мы видим сегодня в магазинах, продолжает оставаться советской со всей ее атрибутикой, несмотря на ставшие доступными новые материалы, технологии и частную собственность на орудия труда и средства производства. Ведущий и весьма уважаемый в отрасли дизайнер мебели Борис Александрович Васильев в своем выступлении по случаю награждения дипломами участников мебельной выставки задал вопрос: «Кто сегодня главный дизайнер на мебельном предприятии?». И сам же ответил: «Генеральный директор».
  Да, это именно так и не только там, где вообще нет художника или хотя бы чертежника,  знающего соотношения  деталей в мебели, основные размеры и стандартные конструкции узлов. Это так и на тех производствах, где такой дизайнер сегодня уже есть.
  Дизайнер – это не магическое слово, а просто иноземное название российского понятия «художник-конструктор», знания которого должны простираться далеко за поверхность холста и/или чертежной доски. Помимо таланта в написании пейзажей, дизайнер должен на уровне энциклопедии знать современные виды фурнитуры, порядок ценообразования на конструкционные, облицовочные и отделочные материалы, весь процесс производства мебели – хотя бы приблизительно, – технологические возможности своего предприятия, вкусы потребителя в регионе сбыта и многое другое. Поэтому, несмотря на всю иронию, Борис Александрович был прав. Уже потому, что не бывает дизайнера-энциклопедиста и одновременно инженера-технолога-механика с лесотехническим образованием, обладающего правом принимать ответственные решения на предприятии. Ибо это функции генерального директора и всего коллектива!
  Известно, что художника может обидеть каждый. И обижают. Особенно на производстве. Стоит дизайнеру выпустить свое хрупкое, неокрепшее творение в свет и, осенившись новой идеей, снова отвернуться к мольберту, как, совсем беззащитное, оно попадает в суровую действительность предприятия. Сначала изготавливается опытный (читай: макетный) образец. Где-нибудь в тихой шаблонной умелыми руками опытного мастера, по-своему понимающего чистоту линий и не часто заглядывающего в исходные чертежи: «Ну что дизайнер понимает в труде профессионалов?!» В результате там, где должно быть прямо – появляется  радиус; где радиус – фаска. Служба снабжения, как правило, занята делом и не имеет времени на такие пустяки, как поиск десятка  нужных петель и кромки подходящего цвета... Где, скажите,  взять раскладку нужного профиля? Инструмента нужного нет, а тратить деньги и время из-за пяти-десяти метров?.. Для облицовки пласти подбирается шпон «покрасивше» – тангентальный, с чудной свилеватостью, хотя нужен прямой, радиальный. Краситель не совсем тот по цвету, и технология отделки еще не отработана. Поэтому получившаяся пласть пошла пятнами, цвет передней стенки выдвижного ящика на фасаде чуть-чуть темнее, чем дверь рядом: шпон-то развернут на 900 – и свет отражается по-разному. Кромочный пластик «под бук» тоже не очень подходит к шпону красного дерева на пласти – другого «пока!» не нашли. Каркас и вовсе облицован синтшпоном с текстурой венерианского баобаба,  не растущего на земле. Импортный, конечно, был бы лучше, но стоит он дорого, а с обороткой – туго.

  Дизайнеры – не деревья; они умирают, как правило, лежа: от обморока или инфаркта после премьеры своего нового изделия, изготовленного лучшим мастером фабрики из подручных материалов. Жаль, что нет соответствующей статистики Минздрава, вы бы убедились сами! И это не шутка. Всесоюзный проектно-конструкторский и технологический институт мебели (ВПКТИМ) еще до той поры, когда стал Всероссийским, обладал великолепными кадрами дизайнеров и технологов.  Однако он часто терял лицо, поскольку не был защищен от разработки проектов для предприятий, не способных соблюдать технологическую дисциплину, максимально упрощавших изделие под возможности своего отдела снабжения и убого оснащенного производства. В результате исходные образцы, получавшие дипломы на международных выставках, превращались в жуткие ящики с накладными пластмассовыми декорами-«креветками», скорее похожие на ржавый электрошкаф отечественного станка.
  Конечно, полностью воплотить исходный замысел дизайнера в действительно качественное изделие неимоверно сложно. Это сопряжено с решением огромного количества проблем: от обычной человеческой лени какого-нибудь кладовщика, не желающего достать рулон кромки нужного цвета, заваленной сейчас чем-то другим, до прямого саботажа, когда к детали из белого ламината белый кромочный пластик будет приклеен коричневым клеем. О хроническом отсутствии нужного оборудования говорить просто неприлично.
  Экономика производства также играет свою роль в снижении качества. Представитель одной инофирмы, поставляющей клей-расплав, рассказывал как анекдот: при заключении контракта на большую партию клея-расплава российский заказчик, шантажируя возможностью контракта с конкурентом, просил огромную скидку. Контракт было жаль упускать, и скидка была предоставлена. Но при этом нужно было снизить себестоимость, и в составе клея уменьшили содержание самого важного компонента до минимального уровня, еще обеспечивающего паспортную характеристику. Но «экономный» заказчик смешал по обыкновению импортный клей с отечественным. Дело было зимой, и в холодном складе все кромки на готовой мебели просто отвалились!

  Поистине скупой платит дважды. Но, если бы дело было летом, кромка отвалилась бы у потребителя и при нормальной эксплуатации. Почти вся и скоро. Как это происходит, например, у вас дома.
  Кстати, я не советовал бы пробовать подковырнуть ногтем кромку большинства отечественных мебельных изделий: отколется или отвалится. Ведь можно назвать много предприятий, где, словно в насмешку, для облицовывания  пласти используется пленка на основе бумаги большей массы, допустим 120 г/м2 («скрывает неровности»), а для облицовывания кромки 80 г/м2 – другой не было.
  Хрестоматийными стали истории о болтах, забитых кувалдой в резьбовое отверстие корпуса редуктора или о качестве сборки автомобиля «Москвич». Но что вы скажете о шкантах, срезанных при сборке на половину толщины из-за несовпадения присадочных отверстий, о шурупах, забиваемых в пласть молотком из-за бракованных шлицев или просто из-за лени? Что скажете вы о заднем полике платяного шкафа, прибитом внакладку короткими скобами и вываливающемся при первом же нажатии на него?
  Сегодня производство окрашенной ДВП свернуто – нет спроса. Но если вы откроете двери отечественного шкафа или выдвинете ящик, то в большинстве случаев увидите ее в сыром виде, хотя по любым нормам и полик, и дно должны быть облицованы в цвет каркаса или окрашены. Но, как вы уже поняли, дизайнер умер и не видит, как от  его трогательного мотылька производство оторвало крылышки и отбросило все лишнее, оставив основу – нечто упрощенное, веретенообразное, значительно изменившее свой вид и цвет в процессе постоянной модернизации.
  Так, одно из московских предприятий, производящее мягкую мебель, получило из Франции для воспроизведения очаровательный маленький диванчик-двойку, раскладывающийся вперед, без механизма трансформации (прямо на пол), обтянутый светленьким полосатым ситчиком, предельно простой и предельно дешевый – для молодежи. Результатом деятельности советских трудяг явился тяжеленный монстр, обитый чем-то крупномохнатым, черного с коричневым отливом цвета, с какими-то огромными то ли цветами, то ли птицами, то ли вензелями... Французский образец имел легкий (всего 2 см) наклон сиденья назад. Наш – никакого и на нем (вдруг!) оказалось невозможно сидеть. Любой конструктор знает: делать цельнотянутую, т.е. стянутую целиком у автора конструкцию неинтересно. Нужно приложить талант, фантазию, рационализаторские способности, послушать советы коллег. Итоги описаны в басне «Слон-живописец». Впрочем, отечественная промышленность все же достигла значительных успехов в области дизайна: итальянского, французского, немецкого, испанского и т. д. Достаточно перелистать знаменитый журнал-каталог «Я выбираю мебель». Я насчитал однажды 15 (!) предприятий, предлагающих один и тот же диван, правда, в различной обивке. Кто насчитает больше?
  Действительно, содержать собственного дизайнера дорого. И не потому что он потребует высокой зарплаты, а потому, что может попасться молодой, с крепким здоровьем и, воззвав к здравому смыслу, потребует сделать мебель по всем канонам мастерства, с соблюдением стандартов, единства архитектурно-художественных решений и стиля. Вот это будет действительно дорого. Всем: и производству, и покупателю. В прямом и переносном смысле. Сегодня почему-то многие бросились выпускать «вагонку». Напилил, прострогал – готово. Стоит – ужасные деньги! Но, помилуйте, дорого стоит только то, что действительно – «вагонка». А это – «Пиломатериалы строганые, повышенной точности», где не допускается мшистость, ворсистость, синева, заколы; выпавшие, выпадающие табачные сучки, поражения грибками и много чего еще – смотрите ГОСТ. Влажность должна быть не более 10% и упаковка – в пленку. Это то, что не только стоит, но и обходится дорого. Остальное – подделка и обман покупателя. То же о мебели из массива. Снова желание сделать «покрасивше» и подешевле: боковые и подгорбыльные доски в склеенном щите, сучки, которые не закроешь ладонью; смесь сосны и ели в одном изделии, выпавшие несросшиеся сучки, несошлифованная кинематическая волна, разбитые сучки с вырванным из середины пучком – последствия обработки на рейсмусе, неровная, бугристая или ямистая поверхность после шлифования на ШлПСах, шероховатая поверхность лака из-за несошлифованного ворса после грунтования, черные клеевые фуги... Зато – дешево! Покупают же... «А то, что есть эти дефекты, мы знаем, – говорит изготовитель». Более того, оказывается, что нет никого, кто бы лучше него самого знал о тех дефектах, которые можно обнаружить в мебели.
  Плохая сушка – знаем! Дефекты по пласти – знаем! Плохая кромка – знаем! Вся лицевая фурнитура разноцветная – знаем! Петля с дефектами – знаем! Шурупы ржавые – знаем!
  Знания нашего изготовителя не имеют границ! Так почему же, решив обновить интерьер своей квартиры, покупатель копит деньги, идет и покупает французский диван или итальянскую стенку? Теперь – знаем!

Вернуться к содержанию
АРХИВ НОМЕРОВ
1999
1
2000
[2]3456
2001
789101112
2002
131415161718
2003
192021222324
2004
252627282930
2005
313233343536
2006
373839404142
2007
43
По рубрикам
Выставки
Дизайн
Интервью
Компания
Комплектующие
Компьютерные технологии
Корпусная мебель
Кухни
Материалы
Мебельные системы
Мебельные университеты
Оборудование и материалы
Полезные мелочи
Представляем марку
Репортаж
Событие
Сотрудничество
Техника и технология
Торговля
Точка зрения
Фурнитура
От редакции
Группа компаний "РУССКИЙ ЛАМИНАТ"
Создание сайта: Artspace.Ru