На главную 
 О журнале 
 Об издательстве 
 Сотрудничество и реклама 
 Наши партнеры 
English Version
 Июль 22 
10 ЛЕТ НА РЫНКЕ: СТАБИЛЬНОСТЬ+КАЧЕСТВО+ПЕРСПЕКТИВНОСТЬ=РЕПУТАЦИЯ
Р.КУРБАНОВ

В предверии 10-летия Экспериментального завода ДСП (г.Сергиев Посад) на вопросы редакции ответил его генеральный директор Курбанов Руслан Абакарович
 

МО: Путь на рынок... Что было главным? Что примечательного случилось за последний год?
Р.К.: Так как тема интервью – десятилетие, то, конечно, лучше было бы говорить о более длительном периоде, чем последний год. Что сделано за десять лет? Предприятие, находившееся в глубочайшем кризисе, и в будущее которого мало кто верил, стало, по мнению большинства, лидером российского рынка ламинированных древесно-стружечных плит. Подтверждением служит, во-первых, то, что мы являемся инициатором многих новшеств. К примеру, производство ламинированных плит с использованием пропитки пленок меламиновыми смолами. Прежде считалось, что российский рынок не готов к продукции такого уровня, что нужны более дешевые, более примитивные материалы. Российские производители ДСП так и работали в этом сегменте, а потребность в высококачественной ламинированной плите полностью покрывалась только импортом. Мы изучили рынок, поняли, что такая продукция нужна, она перспективна, и сознательно вступили на путь производства продукции принципиально нового качества. Риски были довольно высоки, потому что от слов и аналитических данных до реальности еще очень большое расстояние, но сегодняшний день подтверждает, что наш выбор оказался правильным. Более того, те предприятия, которые могли выпускать качественную продукцию, имели соответствующие оборудование и технологии, пошли вслед за нами, часто копируя и имитируя наши шаги на этом пути. Теперь они производят плиты с использованием пленок, подобных нашим, с таким же тиснением и даже тех же толщин, которые мы сформировали в своей линейке. Это стало лишним доказательством правильности наших действий. Фактически, мы выступили первопроходцами, освоившими одно из новых направлений развития отрасли не только в ассортименте, но и технологически.
 
МО: Что же это дало мебельщикам?
Р.К.: Мы предложили на рынок новый продукт с новыми потребительскими свойствами, очень важными для покупателя. Ведь, производя мебель из той ламинированной плиты, которая предлагалась тогда другими российскими производителями, мебельщики уже изначально, на уровне сырья, оказались не в равной позиции с импортерами. А получив плиту нашего производства, они уже смогли позиционировать себя в том сегменте, на котором доминировали импортеры и иностранные производители. Это стало возможным, в первую очередь, за счет качественных параметров. Мы и декоры, и тиснения, и толщины предложили такие, чтобы способствовать нашим мебельным предприятиям в производстве мебели разнообразной, интересной с дизайнерской и конструкторской точек зрения. Мебели, которая может более полно удовлетворить запросы покупателей, стоящих перед дилеммой: выбрать отечественную мебель или импортную. Для предприятий, выпускавших такую продукцию, мы выступили в роли импортозамещающего поставщика.

МО: Продвижение продукции на рынок, особенности этого процесса, сложности...
Р.К.: Когда уже собирались выпускать нашу продукцию, предварительный пакет конкретных заказов у нас был таков, что превышал наши расчетные производственные мощности. Но как только начали ламинировать плиту, ситуация повернулась зеркально: те предприятия, что заранее говорили – «мы возьмем» (а в основном это были мебельные фабрики, которые существовали еще с советских времен), в момент необходимости действительных закупок – как-то затаились...
 
МО: Отчего?
Р.К.: Ну, видимо, очень тяжело было что-то менять. Любые изменения и рискованны, и не всегда легки... Риск – он во всех делах есть...
 
МО: Так они технологически не были готовы принять такую плиту или она, скажем, выпадала из того ценового диапазона, на который и вы, и они рассчитывали?
Р.К.: Из того, на который рассчитывали, не выпадала. Выпадала из того, который был привычен. Цена была несколько выше, чем на остальную российскую плиту, но ведь потому и выше, что это более дорогая продукция, у нее другие свойства. Видимо, они не хотели идти на рискованные изменения и делать какие-то особые усилия, поэтому на данной стадии у нас сформировался совсем другой состав покупателей, чем тот, на который мы изначально рассчитывали: более молодые, мобильные, стремящиеся проводить у себя такие инновации, которые соответствуют быстро меняющейся рыночной среде. Потом уже старожилы мебельного бизнеса начали трогаться с места, модернизировать производство, использовать современные материалы, реагируя на запросы рынка. Сейчас нашими покупателями, в основном, являются средние по масштабу, активные мебельные предприятия, которые производят не самую дешевую мебель и играют, большей частью, на поле импорта. Это, например, «Лотус» из Кирова – быстро развивающееся предприятие, ЗАО «Москва» – наращивающее объемы после модернизации. «Феликс», «Камбио», «Кабинет», «ТОР», «Интерьер», «ДОК-17», «Сторосс», выпускающие офисную мебель, «Аллегро», «Эльт», ZETTA, «Европрестиж», производящие кухонную мебель, и многие другие, которые большую часть мебели делают из нашей плиты. Для них характерна здоровая активность на рынке, творческий подход к делу, забота о качестве своей продукции и стремление завоевать доверие требовательных и платежеспособных покупателей, то есть тех, кто совсем недавно автоматически предпочитал импортную мебель, а сегодня крепко задумывается.

МО: А всегда ли вам удается удовлетворять этот растущий спрос со стороны динамичных мебельных предприятий, которые стремятся опередить импорт? Всегда ли вам удается успевать за их запросами?
Р.К.: Абсолютно за всеми запросами успеть невозможно, хотя мы стремимся это делать, стремимся не только успевать, но и предугадывать потенциальные запросы, а порой даже формировать их. Не всегда, конечно, потому что жизнь есть жизнь. Производство ДСП – довольно инерционный процесс, быстро его не запустишь и не перестроишь. Совсем уж новые вещи тяжелы для быстрого внедрения уже хотя бы потому, что время на изготовление оборудования для производства ДСП может быть и год, и более. Это ведь западное оборудование, в России его не производят.
 
МО: В связи с этим хотелось бы спросить о перспективах: будете ли вы расширять производство?
Р.К.: Если говорить о расширении, то мы попадаем в контекст вопроса о том, какое событие было для нас главным за прошедший год. Мы построили новый цех, установили созданную по последнему слову техники линию ламинирования фирмы WemhЪner и в короткие сроки вывели ее на проектную мощность. Это дало возможность значительно нарастить количество производимой ЛДСП, тем самым выйти в лидеры по объемам ламинированных плит, предлагаемых на рынок. Сейчас мы производим свыше 8 млн.м2 в год. При этом количество декоров увеличили почти втрое. Раньше у нас было одно древесное тиснение, сейчас стало три. Появилась так называемая шагрень, появились плиты с гладкой, так сказать, «глянцево-полуматовой» поверхностью. На сегодня мы – единственное предприятие в России – изготавливаем ламинированные плиты толщиной 32 и 38 мм.
  Наряду с производственной модернизацией, мы уделяем особое внимание контролю качества выпускаемой продукции. Недавно наши плиты, совместно с плитами компаний EGGER, KUN-Z, были исследованы итальянской фирмой IMAL – всемирно известным производителем оборудования для плитных материалов. Результат испытания показал оптимальное распределение плотности по толщине нашей плиты, что соответствует уровню образцов ведущих европейских производителей. Как раз оптимальное значение плотности позволяет мебельщику рационально использовать режущий инструмент при раскрое плиты и в дальнейшем обеспечивает надежность и долговечность мебели. И когда мы говорим о лидерстве, то очередным признаком этого лидерства является именно качество продукции и стабильность этого качества.
  Кроме того, мы инвестировали в этом году в сферу повышения качества услуг для наших покупателей. На днях мы ввели в эксплуатацию новый склад ламинированной плиты площадью около 6000 м2 , чтобы можно было вовремя и быстро получить заказанную продукцию. Наши партнеры отмечают, что одним из ценнейших факторов сотрудничества является предсказуемость поставщика и стабильность взаимоотношений. Это важнейший залог успешности бизнеса.

МО: О конкурентной среде и конкурентах...
Р.К.: Конкуренция нарастает. Производители ДСП начинают работать более качественно. Совершенствуют производство и взаимоотношения с покупателем, подтягиваясь до высокого уровня. Это и нас подхлестывает, заставляет не дремать и не замедлять свой ход. Но большая конкуренция ожидается, когда некоторые мировые производители ДСП откроют здесь свои производственные мощности. Это приведет к значительному скачку уровня конкуренции. Готовы ли мы к нему? Готовимся, и в большей части – уже готовы. Абсолютная уверенность наступит тогда, когда эта ситуация станет реальностью. А из того, что можно прогнозировать на этой дистанции, у нас есть все, чтобы не терять оптимизма: мы вышли на проектную мощность, осуществили запуск новых линий, повысили эффективность существующего производства, создали необходимую инфраструктуру, повысив качество сервиса – это те вещи, которые укрепляют нашу конкурентоспособность по сравнению с теми, кто сейчас работает на рынке, и с теми, кто на него придет.
 
МО: О давлении на рынок импортеров мебели и колебаниях спроса в связи с этим...
Р.К.: Я уже говорил, что тот сегмент рынка мебели, который мы обслуживаем, – это та наиболее активная часть российских производителей мебели, которая из-за своего внутреннего потенциала, творчества, динамизма только наращивает свое присутствие на рынке, поэтому мы на себе эти колебания не ощущаем. Конечно, мощности и масштабы западных производителей гораздо большие, а многие из наших совсем недавно на рынке – кому 5, кому 10, редко кому 15 лет «от роду», это мало. За такой маленький срок сделано нашими предприятиями довольно много, особенно молодыми производителями среднего масштаба. Но общая ситуация на рынке такова, на мой взгляд, что если растущий спрос населения удовлетворяется за счет импорта, то для любого национального производства это отрицательный фактор. То есть повод задуматься тем, кто регулирует рынок, регулирует макропроцессы в экономике. Здесь есть над чем поработать, чтобы дать возможность нашим производителям развиться до такой степени, чтобы на равных конкурировать с теми, у кого история развития, наращивания мощностей имела более длительный и богатый период. Наша продукция дает им часть такой возможности.

МО: О технологии и экологии...
Р.К.: Говорить об экологии нынче модно. Но можно ли говорить о ней применительно к ДСП? Да, потому что есть внутренние государственные стандарты, которые мы обязаны соблюдать. Есть классификация по эмиссии формальдегида Е1, Е2 и т.д. Мы пишем Е1 – и в действительности этого добиваемся, хотя большинство российских производителей делает плиту Е2. Западные стандарты Е1 сейчас ужесточились, но мы проводим различные эксперименты, пробуем разные варианты технологии, чтобы укладываться именно в европейские параметры требований. В наших условиях решение этой задачи зависит от качества связующих смол. Мы тесно работаем с производителями и поставщиками этих смол. Это крупные предприятия, у них есть потенциал – и технологический, и интеллектуальный. Мы, в свою очередь, недавно опробовали новые, купленные за границей составы смолы, адаптировали свое производство к ним, чтобы понять, какой они могут давать результат. Хотим потом разместить заказы на такую смолу здесь, в России, намереваясь всячески способствовать ее производству. У нас специалисты высокого уровня, довольно современные технологии, мы очень щепетильны в вопросах качества и экологичности и постоянно учимся, так как совершенству нет предела.
 
МО: О специалистах...
Р.К.: Стараемся по большей части воспитывать своих профессионалов. Молодые специалисты, пришедшие к нам, развиваются и учатся здесь. Они участвуют в различных семинарах, имеют доступ к самой разнообразной информации. Ну, и самый действенный вид обучения, на мой взгляд: мы приглашаем специалистов иностранных компаний, они работают здесь, внедряют свои новшества и параллельно обучают наш персонал. Обучаются у нас не только технологи, но и управленцы. Менеджеры и те, кто занимается изучением рынка и продажами, у нас молодые и квалифицированные. Мы сейчас активно внедряем у себя процессные методы управления, внедряем систему ISО – западные стандарты управления качеством. Есть и другие планы по совершенствованию уровня именно менеджмента на предприятии. Есть у нас люди, уже профессионально обученные менеджменту, кто имеет степень MBA в разных сферах и направлениях.

МО: О специфике мебельного руководителя... Есть ли какие-то особые качества, которыми должен обладать руководитель именно мебельного предприятия?
Р.К.: Вообще, руководитель – это отдельная профессия, которая не полностью зависит от сферы деятельности. Но совсем отрываться от специфики нельзя. Незнание предмета, которым человек управляет, – это возможность допускать ошибки, совершать какие-нибудь неадекватные действия, поэтому знание предмета должно быть. Управленцу необходимо вникнуть, понять основные индикаторы того, чем он управляет, чтобы сделать процесс наиболее успешным. А мебельщику-управленцу нужно помнить, что помимо производства и бизнеса, это еще и искусство. Мне кажется, ему необходимо уметь видеть красоту и выделять красивое среди всего остального. Ему необходимо эстетическое чутье.
 
МО: Советы начинающим свой путь в мебельной отрасли...
Р.К.: Во-первых, браться за дело смело и не откладывать его на будущие периоды, потому что, чем позже, тем сложнее войти  и занять свое место на формирующемся рынке. Второе – не думать, что главное достоинство и преимущество российской мебели – это ее дешевизна. Надо делать мебель по свойствам, качеству и цене (солидная мебель не может быть дешевой!) на уровне лучших образцов, которые есть в цивилизованном мире. Часто наши мебельщики не задумываются, какую стратегию выбрать, считая стратегию низких издержек само собой разумеющейся. Стараются производить что-то попроще, попримитивнее и подешевле. Однако известно, что стратегические ошибки тактическими ходами не исправить. Можно воочию наблюдать закономерность, которая сыграла злую шутку со многими российскими предприятиями после 1998 года. Тогда многим из них казалось, что вот теперь-то заживем, импорт-то большинству не по карману! Но по мере того, как у людей появлялись деньги, примитивная мебель их переставала интересовать. Интерес к дешевой мебели пропадал у людей как раз тогда, когда у них появлялось достаточно денег, чтобы начать их тратить, в том числе и на мебель. И тут опять импорт легко вышел на лидирующие позиции в приоритетах платежеспособного покупателя. И получается, что чем выше доходы населения, чем выше платежеспособный спрос, тем удачливее импортеры, а не российские производители. Последние годы показали, что российское мебельное производство развивается несравнимо менее динамично, чем импорт мебели, который всегда был сориентирован именно на платежеспособного покупателя.

МО: О специфике российского рынка...
Р.К.: У мебельного рынка в нашей стране есть определенная специфика по сравнению, например, с западным. Наши люди приобретают мебель гораздо реже, чем их «коллеги» на западе. Что тому причиной? Может быть, основательность подхода к дорогостоящим покупкам, может быть, воспоминания о недавнем прошлом, когда мебель была в дефиците, или низкие доходы большей части населения – а может быть, все вместе. Некоторые люди приобретают мебель вообще один раз за всю жизнь. А о том, чтобы периодически ее менять на более современную, часто вообще не идет речи. Поэтому существенным достоинством мебели у нас считается возможность ее несколько раз собрать-разобрать, перенести-перевезти. Чтобы шуруп можно было не один раз ввернуть, но, и два, и три раза. Это предъявляет повышенные требования к качеству плиты, к ее потребительским свойствам. Наша плита, в отличие от многих импортных, как раз этими свойствами и обладает, потому что на Западе для производства ДСП часто используют древесные отходы, вплоть до древесного мусора, а мы используем натуральную древесину. Не деловую, но все равно – качественную.
 
МО: Еще о развитии и перспективах...
Р.К.: Мы считаем своей приоритетной задачей удовлетворить потребность именно российских производителей мебели в качественной ламинированной ДСП. Для этого мы развиваемся, повышая свою конкурентоспособность. Сейчас уже можно сказать о том, что в нашу группу недавно вошло еще одно предприятие, производящее ДСП. Это «Игоревский деревообрабатывающий комбинат» в Смоленской области. Он долгое время был в кризисе, выпускал плиту очень низкого качества. Мы начали комплексную программу модернизации этого предприятия, его проектная мощность – 110 тыс. м3 в год. Весь процесс производства и качество выпускаемой плиты будут находиться под полным нашим контролем, и уже осенью мы надеемся производить там плиту достойного качества. Первый этап модернизации посвящен именно качеству, а потом будет второй этап модернизации – выход на проектную мощность. Он намечен на следующий год. Вследствие чего российские производители мебели получат больше качественной плиты, а наше предприятие расширит свое присутствие на рынке и повысит конкурентоспособность. То есть мы как бы заново начинаем тот путь, который сами прошли за эти десять лет, перенося приобретенный опыт на новую почву.
 
Беседу вел Михаил ТИМОШЕВСКИЙ

Вернуться к содержанию
АРХИВ НОМЕРОВ
1999
1
2000
23456
2001
789101112
2002
131415161718
2003
192021[22]2324
2004
252627282930
2005
313233343536
2006
373839404142
2007
434445464748
2008
495051525354
2009
555657585960
2010
616263646566
2011
676869707172
2012
737475
По рубрикам
Выставки
Дизайн
Интервью
Компания
Комплектующие
Компьютерные технологии
Корпусная мебель
Кухни
Материалы
Мебельные системы
Мебельные университеты
Оборудование и материалы
Полезные мелочи
Представляем марку
Репортаж
Событие
Сотрудничество
Техника и технология
Торговля
Точка зрения
Фурнитура
От редакции