На главную 
 О журнале 
 Об издательстве 
 Сотрудничество и реклама 
English Version
 Ноябрь 1 
8 и 1/2 ЛЕТ МЕБЕЛЬНОМУ РЫНКУ НОВОЙ РОССИИ
Андрей ЛЬВОВ

 
  В советское время, печально знаменитое своей плановой экономикой, мебель поступала в сеть государственных магазинов по разнарядке. Как правило, это была мебель отечественных производителей известного ассортимента, качества и дизайна. Импортная мебель поставлялась в Россию по внешнеторговым договорам. При этом фирмы и страны, с которыми можно было эти договора заключать, определялись высшими чиновниками, исходя из внешнеполитической ситуации. У советского человека создавалось впечатление, что, кроме Союза, мебель производят только Югославия, Чехословакия и Финляндия.
 

СОВЕТСКАЯ МЕБЕЛЬ БЫЛА СДЕЛАНА ИЗ ДСП ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА

  Советская мебель была в основном сделана из ДСП отечественного производства. Она разваливалась, трескалась и была откровенно некрасива. И если эта мебель ассоциировалась у населения с «необходимым и достаточным» условием существования, то импортная — безусловно, с роскошью. Наряду с квартирой, дачей и машиной, импортная мебель (югославская стенка или финский диван) была одним из критериев  «социалистического» благосостояния.  Отсюда все эти спекуляция, очереди, записи, талоны, спецраспределение...
   Естественно, как только появилась возможность импортных операций, то спрос, в первую очередь, возник на круг мебели, которая была недоступна основной массе населения. Ажиотажным был спрос, например, на кожаную мягкую мебель, наборные кухни с фасадами, облицованными шпоном, или из массива. Привезти в то время мебель из ткани означало встать на путь разорения, поскольку тогда в нашей стране мебель из ткани cчитали дешевкой, тем, что рвется и выцветает. Сейчас же мебельные ткани достигли такого качества и класса, что иногда и по цене, и по своим эксплуатационным качествам превосходят кожаную мебель. Сегодня уже можно говорить об устоявшемся рынке мягкой мебели из ткани. Естественно, существует и рынок кожаной мебели — для  гостиных, офисов. Есть дачные комплекты. Кожаную мебель практичнее покупать в дом, где есть домашние животные. Люди стали уже разбираться что к чему, и общепринятой нормой для мебели повседневного использования стала мебель из ткани, то есть за последние пять лет  спрос переориентировался практически на 180 градусов.  Но тогда, в самом начале 90-х, в силу навязанных советской эпохой стереотипов, мебель из ткани популярностью не пользовалась.  
  Еще одним жестким требованием мебельного рынка России того времени было наличие мебели с раздвижным механизмом. Маленькие квартиры, гости, родственники... Легким, а иногда и не очень, движением руки любая гостиная на ночь превращалась в спальню. Мебель без раскладного механизма на тот момент продавать было нереально. Сейчас ситуация изменилась. Рынок раскладной мебели, конечно, по-прежнему существует, но человек, который может позволить себе мебель за 3–5 тысяч долларов, как правило, покупает ее уже в новую квартиру, где для всего предусмотрены отдельные комнаты, и нераскладная мебель для такой квартиры лучше по всем параметрам.

  С 91-го года кардинально из-менились и цвето-вые приоритеты российского пот-ребителя. В эпоху социализма счи-талось, что солид-ная мебель долж-на быть непре-менно темной. Мо-реный дуб, крас-ное дерево и прочее. Вначале все покупали махагон, то есть якобы красное дерево, а на самом деле обычный шпон бука или березы, который элементарно морили. Постепенно произошел сдвиг в сознании, и люди перешли из зажатого консерватизма темных тонов в светлые помещения. Сейчас огромную долю продаж составляют бук, светлые тона дерева. Вообще восприятие мебели в нашей стране сейчас меняется очень сильно. Еще несколько лет назад на нас подспудно давили советские стереотипы. Люди даже сами не понимали почему, но считали, что должно быть так и никак иначе. В последние годы мы стали чаще выезжать за границу, смотреть другие фильмы, телепередачи, появились прекрасно иллюстрированные журналы. У многих знакомые, друзья, приятели уже купили современную мебель, отличную от стандартов, и они видят, что это смотрится красиво, хорошо, стильно, здорово. Люди меняют свое отношение к мебели, не задумываясь о том, как это происходит.  Если раньше они были убеждены в том, что это должен быть мореный дуб и только массив, то теперь с неменьшим энтузиазмом утверждают, что мебель должна быть из бука, то есть светлых тонов. Что будет через год,  два, три — кто знает. Может быть, когда-нибудь наша мода догонит европейскую и будет развиваться параллельно,  но на сегодняшний день Россия отстает от Европы примерно на 2–3 года. 
  Удовлетворить быстро меняющийся на мебельном рынке пост-советской России спрос торговые работники  «союзной» закалки не могли.  Как правило, директорами мебельных магазинов в те времена оставались кондовые советские торговцы, которые наживали свое состояние за счет спекуляции и блата. К реальной коммерческой деятельности они были не способны. Появились новые люди, которые привозили новую мебель.  Первые попытки импорта мебели негосударственными структурами относятся к концу 90-го, 91-му годам. Более организованные шаги в этом направлении предпринимались уже в 92–93 годах.  Именно тогда началось становление компаний, работающих более-менее рационально, осмысленно и привозящих товар. Этот период мы сейчас называем этапом первоначального накопления капитала. Реальная структура рынка образовалась позже, в 94–95 годах.  А тогда, на начальном этапе, деньги возили в чемоданах, налогов не платили, таможня была крайне слабой. Рекламы как таковой не было вообще. Поначалу мебель продавали через офисы по каталогам. Потом стали арендовать торговые площадки и выставлять мебель в существующих магазинах. Складов  тогда не было, поскольку не было оборотных средств для того, чтобы заранее закупать мебель и хранить ее. Как правило, привозили несколько машин мебели, которую затем выставляли в качестве образцов в магазине и тут же продавали. Наи-более удачливые фирмы постепенно набирали средства для открытия собственных магазинов либо выкупали те магазины, где раньше арендовали торговую площадь. Начиналось развитие собственного бизнеса: появились склады, отделы заказов, расширился ассортимент, а главное — увеличилось количествo партнеров, с которыми работала фирма. Особо продвинутые компании, наладившие устойчивые партнерские отношения с производителями мебели, стали работать на заказ. Срок исполнения заказа по вполне понятным причинам доходил до полугода. Мебель возили уже не наборами, как в советские времена, а помодульно. Это был новый уровень. Кухню, например, можно было набрать из готовых стандартных модулей, с распиленными столешницами и т. д. Тогда еще не понимали системы продажи кухонь с индивидуальным подходом в соответствии с пожеланиями клиента, данными им размерами. Поэтому кухни везли модулями по 40, 50, 60 см и просто их компоновали. ЭТО называлось индивидуальным подходом. Сейчас это вчерашний день, а тогда это было круто, это было заметное движение вперед, это был прогресс, рывок. Тогда же появилась и корпусная мебель — в основном это была мебель для гостиных. Для людей, производящих мебель, также как и для дизайнеров, название это было отнюдь не новым, но для потребителя это был переворот в сознании. Ведь раньше все шло наборами. Вспомните — стенка «Машенька», стенка «Юленька», «Весенний рассвет»...  Это всегда были комплекты с единым дизайном, с указанным местом под бар, под книги и т. д. Да, их можно было поставить в разных комнатах. Но купить два книжных стеллажа вместо бара было «ни-зя». Покупатель никогда ничего не мог поменять, то есть всегда получал заранее оговоренный комплект мебели. 

  Что же такое корпусная мебель? Это некий набор элементов-корпусов, из которых человек сам может собрать необходимый ему набор мебели, которая по типу, размерам, функциональности, сочетанию цветов идеально вписывается в интерьер его квартиры. Для проектировщиков мебели эта идея была очевидна и понятна уже давно, и если импортная мебель строилась именно по этому принципу, то отечественная мебель весьма отдаленно напоминала корпусную, хотя  на бумаге такие названия, как фабрика корпусной мебели существовали и раньше.  В реальном исполнении все это выглядело не так, и даже те финские, югославские, чешские стенки, которые в принципе по своей структуре были корпусной мебелью, в условиях соцраспределения превращались в стандартные наборы. Чиновники выбирали по каталогу понравившуюся им модель, то есть набор корпусов, и присваивали этому набору название, скажем, «Машенька». В торговлю мебель поступала уже только в таком виде. Был потерян  основополагающий принцип корпусной мебели — выбор, основанный на многообразии. И мы привыкли именно к стандартным самостоятельным композициям. Стенка «Машенька», спальня «Василек»... В 91–92 годах, когда в страну стали завозить мебель помодульно, люди не могли понять, что им предлагают. Им предлагали какие-то распечатки, причем не мебели, а элементов мебели, то есть какие-то квадратики, кубики, имеющие свои типы, размеры. Покупает, например, человек мебель для гостиной. Ему  предлагают не готовый набор, а какие-то кубики, которые надо собрать, чтобы получить нужную высоту, ширину, длину. Потом  предлагают двери и ящики, которые можно вставить по своему усмотрению. Предлагали такие вещи, как освещение, стеклянные полки, то есть покупатель мог внутри модуля, например, менять стеклянные полки на деревянные в зависимости от того, что он хотел, и это был решающий перелом в сознании людей к цивилизованной продаже мебели.

  Сейчас продавцы стараются ту же самую корпусную мебель выставить в том наборе, в котором она наиболее оптимально будет подходить клиенту, и это естественно. Но при этом клиент может практически все, что ему не понравилось, перебрать, поменять местами и т. д. Сознание покупателя перестроилось далеко не сразу, и эта перестройка продолжается до сих пор, но начало было положено именно тогда, в 91–92 годах, когда корпусную мебель только-только начали завозить.
  По мере увеличения объема поступающей в страну информации и с развитием собственного бизнеса, люди стали привозить мебель нескольких фирм разных направлений. Появилась мебель и мягкая, и корпусная, и кухни, и детские, и прихожие — и все это в разных видах, в разном цвете и от разных производителей из разных стран. Со временем появились новые большие магазины, склады,  расширился ассортимент, и в результате мы получили то, что имеем сейчас, — сеть магазинов, которые предла-гают мебель как на заказ,  так и огромнейший выбор готовой продукции. Сейчас  вопрос о наличии какой-либо модели в другом цвете уже не повергает в шок продавца.  Он может спокойно обратиться к компьютерной базе данных и сообщить клиенту, что такая-то модель есть в таком-то цвете. Если несколько лет назад наши люди делили мебель на финскую, итальянскую, испанскую, немецкую, то последний год-полтора они уже стали ориентироваться в фирмах-производителях. Появились  «брэнднеймы».  Это говорит уже о реальном становлении рынка.

  За восемь с поло-виной лет изменился и стандарт оформле-ния торговой площа-ди. Постепенно мы перешли к интерь-ерному подходу.  Мебель стала распо-лагаться по группам, по стилям, по направлениям, по фирмам, то есть ее уже не втыкали туда, где было свободное место, а ставили туда, где она смотрелась. Потом стали создавать мини-композиции, то есть подбирались по цвету стенка, мягкая мебель. В кухне ставились стол, стулья. Совсем необязательно было покупать все это целиком, но мягкая мебель в интерьере выглядит иначе, чем мебель, стоящая в зале. К этому пришли все серьезные фирмы. Сейчас в Москве есть 8–10 крупных торговых фирм, которые практически и держат весь мебельный рынок в столице. Есть, конечно, и другие магазины и способы торговли, но это предмет отдельного разговора.
  Что же такое мебельный магазин в европейском понимании?  Это прежде всего сама мебель, это интерьер, где эта мебель выставлена, это лампочки, подставки, то есть огромнейшее количество допоборудования, спецэлементов, аксессуаров. В Россию аксессуары пришли параллельно с мебелью. На Западе это уже отдельный бизнес, сильное направление. Это уже другой уровень. У нас пока аксессуары служат скорее частью инфраструктуры для продажи мебели. В Москве начали потихоньку приходить к тому, что в мебельных магазинах стали появляться светильники,  ковры и ковровые покрытия —  в интерьерном плане, не тоннами, конечно. Все это способствует продвижению товара, то есть повышает продажную способность самой мебели.
  Помимо крупных мебельных центров, на Западе существуют, конечно, и другие магазины. Есть мебельные студии, маленькие магазинчики с узкой специализацией, предлагающие, например, интерьер гостиных в стиле барокко или модерн. Они предлагают то, чего нет у «монстров» мебельной торговли. В России это направление пока не развито. Однако не все сразу. С развитием инфраструктуры рынка мы постепенно придем к западному стандарту. Основная же масса мебели и у них, и у нас, безусловно, продается в огромных магазинах, на огромных площадях, где представлена продукция множеств фирм разных стран, где есть выбор.             

Вернуться к содержанию
АРХИВ НОМЕРОВ
1999
[1]
2000
23456
2001
789101112
2002
131415161718
2003
192021222324
2004
252627282930
2005
313233343536
2006
373839404142
2007
434445464748
2008
495051525354
2009
5556
По рубрикам
Выставки
Дизайн
Интервью
Компания
Комплектующие
Компьютерные технологии
Корпусная мебель
Кухни
Материалы
Мебельные системы
Мебельные университеты
Оборудование и материалы
Полезные мелочи
Представляем марку
Репортаж
Событие
Сотрудничество
Техника и технология
Торговля
Точка зрения
Фурнитура
От редакции
Группа компаний "РУССКИЙ ЛАМИНАТ"
Эротический видео чат health life скачать дота казахстанский хостинг каста сериал сеть