На главную 
 О журнале 
 Об издательстве 
 Сотрудничество и реклама 
English Version
 Февраль 2 
ДИЗАЙН МЯГКОЙ МЕБЕЛИ: МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА
Юрий ВОСТОКОВ

Тема дизайна и проектирования мягкой мебели была и остается одной из самых сложных и противоречивых. Казалось бы, маломальски приличную мебель без труда дизайнера-проектировщика изготовить невозможно. Однако до недавних пор производители редко обращались к конструкторам по вопросам эргономических и эстетических свойств мебели.
 

  В отличие от корпусной, изделие мягкой мебели – это своего рода скульптурное произведение, которое рассматривается со всех сторон. И не стоит начинать производство мягкой мебели с нуля, не зная истории развития предмета. Выпуск мебельной продукции – процесс достаточно сложный, в котором необходимо участие проектировщика непосредственно на стадии изготовления первого, макетного, образца. Но об этом мало кто задумывался в прошлые годы: предприятия не располагали своими штатами конструкторов; проектные же организации были оторваны от производства, хотя и имели небольшие экспериментальные мастерские. Последние занимались в основном выполнением спецзаказов от партийной номенклатуры.
  Массовое производство мягкой мебели берет свое начало с 50-х годов. Несмотря на известное Постановление партии и правительства «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», в 1956 году были проведены первые конкурсы на лучший проект типовых зданий. В представленных работах наметились основные черты жилых домов с квартирами посемейного заселения. В том же году состоялась Всесоюзная выставка мебели, где были продемонстрированы попытки в формировании  новой стилистики изделий. Во многих экспонатах прослеживались тенденции 30-х годов (тяжеловесность, массивность). Но, по оценкам современников, та мебель была хорошо прорисована и, что немаловажно, изготовлена из экологически чистых материалов. Подобную продукцию выпускали преимущественно крупные фабрики, нередко с дореволюционным опытом. В основном же мебель производилась полукустарными артелями и отличалась очень низким качеством.
  Мягкие элементы мебели изготавливались на столярной раме с установкой отдельных пружин, которые перевязывались пеньковым шнуром. Борта формировались мочалом или льняным очесом и по периметру прошивались вручную. Далее шел настил, в лучшем случае из волоса, а как правило, из рассыпной ваты. Чуть позднее стали использоваться ватники – два слоя мешковины, набитые той же рассыпной ватой и прошитые насквозь суровой ниткой. Что касается обшивки, то она крепилась на гвоздях,  чаще всего это был репс, но встречались и гобелены.

  В 1957 году в Советском Союзе началось массовое жилищное строительство. Строились первые, пока двухэтажные дома с посемейным заселением, впоследствии в наших городах выросли пятиэтажные кирпичные и панельные жилые здания. «Хрущевки» стали настоящим спасением для миллионов семей. Новые квартиры имели ряд серьезных недостатков – прежде всего скромные жилые площади. И все же требовался больший объем производства мебели. Артели уже не могли удовлетворить возросший спрос населения. Естественно, что в новых жилищных условиях мебель стала менять форму. Стоит напомнить, что в 1945 году были воссозданы Московское (Строгановка) и Ленинградское имени Веры Мухиной художественно-промышленные училища, готовившие высококвалифицированных художников-конструкторов для мебельной промышленности. К I Всесоюзному конкурсу на лучшую мебель для жилых и общественных зданий молодые специалисты уже успели наработать новые подходы в проектировании мебели. А II конкурс 1961 года окончательно определил новые формы и конструкции мебели применительно к массовому индустриальному производству. Эти мероприятия дали мощный толчок не только выпуску мебели, но и всему, что связано с жилищем.
  Мебель стала легче, компактнее, комфортнее, она удобно располагалась в новых квартирах. Диваны и кресла лишились тяжеловесности и солидности, приподнялись на ножках; рамочные или щитовые боковины пришли на смену массивным объемным конструкциям. В формировании мягких элементов применялись пружинные блоки непрерывного плетения, эластичные основания из тканевых и резиновых ремней, настилы из ватников, наконец, появившийся  поролон. Ткани использовались преимущественно гладкокрашеные или с мелким рисунком локального цвета. Реально на советском рынке присутствовали два вида текстильной продукции – жаккардовые (гобелены) и ремизные ткани (репс). Плюш, искусственная и натуральная кожа закупались за рубежом.
  Дальнейшее развитие форм и конструкций мягкой мебели велось на фоне концентрации мебельного производства, строительства новых фабрик и заводов по изготовлению плитных, настилочных и других материалов. Процесс концентрации имел место и в сфере проектирования. Из разрозненных конструкторских организаций в Москве создается Всесоюзный проектно-конструкторский технологический институт мебели (ВПКТИМ), который, помимо проектных, вел нужные работы по унификации и стандартизации мебельной продукции. Однако, как и в любом другом деле, стандартизация и централизация имели отрицательную сторону. Отныне мебельные предприятия и конструкторские бюро не имели права проектировать. С огромным трудом люди пробивались в Москву в надежде, что их творения увидят свет. С самой примитивной табуреткой люди ехали в столицу. Но не было никакой гарантии, что проект будет принят художественным советом. И мало кого волновало, что предприятие, может быть, уже готово начать производство нового изделия. Последствия разработанных стандартов в строительстве и проектировании мебели мы можем наблюдать в фильме «Ирония судьбы, или С легким паром».

  В условиях постоянного роста плановых заданий, дефицита материалов и огромного спроса на мебель у потребителей, предприятия были заняты выпуском «штук». Почти в каждом регионе были деревообрабатывающие или мебельные комбинаты. И каждое из них выпускало один вид дивана, кресла, «уникальный» вариант кровати, кушетки, тахты. Основной задачей фабрики было получить материалы и выпустить 100% плана плюс две десятых сверху – для премии. Руководитель, как ему и положено, мыслил рационально: зачем прилагать дополнительные усилия к тому, что уже спланировано? Были, конечно, и инициативные люди, которые хотели делать и лучше, и больше. Однако сама система организации производства этого не позволяла, да и рынок был, в общем-то, не развит.
  Чтобы хоть как-то заставить предприятия расширить ассортимент и улучшить качество выпускаемой продукции, государство ввело обязательную систему аттестации товаров. Мебель делилась на три категории: высшую, первую и вторую. Вторую категорию снимали с производства, первую можно было выпускать, а высшую разрешалось осваивать на других комбинатах и фабриках. Все проектирование было нацелено на высшую категорию. Это не значит, что качество мебели было высоким, в действительности таковым оно было для советского покупателя и только. И все же процесс аттестации позволил расширить ассортимент: началось производство стенок, секционных кухонных гарнитуров.
  Облик мягкой мебели изменился, формы стали более объемными, пышными; изготавливалась она преимущественно из древесно-стружечных плит, т.к. массивной древесины не хватало даже на производство шпона. В сидениях применялись пружинные блоки из двухконусных пружин ручной или машинной сборки. Расширилась область использования поролона, появились легкие элементы из формованного пенополиуретана. Широкое распространение получили диваны-кровати с продольной схемой трансформации («книжки») и с емкостью для белья. Боковины стали целиком или частично кутанными, как правило, с локотниковой накладкой (иногда из массива, но чаще из клееной фанеры). В силу неприятия населением тканевой обивки, в оформлении мебели нередко использовалась искусственная кожа.
  С тканевой облицовкой было много проблем. Потребители не хотели покупать «тряпичную» мебель в силу многих обстоятельств, но главное – она быстро пачкается и часто «навсегда». Централизация проектирования, о которой говорилось выше, необъяснимые подчас причины отказов дизайнерам привели к тому, что многие здоровые идеи так и не материализовались. Например, съемная обивка. На Западе она активно используется вот уже много лет, а мы это отвергли.

  Поскольку мягкая мебель – одна из важнейших составляющих интерьера, то заметным шагом вперед было то, что диваны, кресла стали выпускаться комплектами. Объемы производства мебели по высшей категории постоянно росли, но предприятия не были заинтересованы в разработке новых моделей, просто перенимали у соседей или по смехотворным ценам (по 5 копеек за лист) покупали документацию на уже готовое изделие. Тем самым малой кровью выполнялся план. Но появлялись и новые работы с гнуто- и плоскоклееными деталями, с формованными из пенополиуретана мягкими элементами. Увеличилось количество применяемых схем трансформации диван- и кресел-кроватей; расширился ассортимент фурнитуры, замков, элементов конструкций из металла.
  В этот же период государство активно закупало импортные ткани. Приобретались в основном синтетические ворсоразрезные материалы, которые на первых порах освежили нашу мягкую мебель. И все-таки конструкции и формы мебели очень сильно отличались от западных. О том, что происходило на мировом рынке мебели, какие тенденции преобладали в дизайне, проектировщики могли судить разве что по зарубежным изданиям, которые были в страшном дефиците.
  После IV конкурса на лучшую мебель в 1983 году, где выявилось явное отставание развития мягкой мебели от корпусной, ВПКТИМ организовал отдел мягкой мебели. В нем были сосредоточены специалисты по проектированию, по настилочным материалам, пружинам и металлоконструкциям. Мебельные формы стали еще объемнее. Появилась простежка, пиковка (подтягивание мягких элементов пуговицами и строчками), посадка на швах, которая дает эффект легких складок. Но эти новшества упирались в глухую стену нехватки материалов, тканей, застежек типа «репейник» (липучек). В итоге, реализовав несколько проектов, в том числе диван-кровать на металлокаркасе, отдел распался.
  С началом перестройки объемы мебельного производства стали катастрофически падать, а цены, наоборот, сильно выросли. На помощь пришли молодые кооператоры. Правда, помощь предлагалась в виде из рук вон плохой продукции. Но брали все. На наш рынок пришла импортная мебель, новые конструкции, формы: выкатные диван-кровати, «книжка» на металлическом каркасе с трансформирующимися конструкциями вместо подлокотников, конструкции типа «аккордеон» с поперечной трансформацией. К 1996 году ассортимент мягкой мебели значительно обогатился за счет применения новых материалов, например объемных нетканых полотен и синтетической ваты. Мягкая мебель стала действительно мягкой, пышной, округлой.
  Те, кто в начале 90-х годов начинал заниматься производством мебели, уже тогда задумывались о будущем, изучали зарубежный опыт, приобретали оборудование, готовили кадры – одним словом, учились делать высококачественную мебель. На выставках на Красной Пресне и в Сокольниках российские производители представляют конкурентоспособные, вызывающие интерес  экспонаты. Главное, что отличает современную отечественную продукцию от советской – это не только качество, но и стиль исполнения. Наши производители стали ощущать потребность в профессиональном дизайне мебели. И думается, что в скором времени  российская мебель не только укрепит свои позиции на внутреннем рынке, но и с достоинством выйдет на мировой.

Вернуться к содержанию
АРХИВ НОМЕРОВ
1999
1
2000
[2]3456
2001
789101112
2002
131415161718
2003
192021222324
2004
252627282930
2005
313233343536
2006
373839404142
2007
43
По рубрикам
Выставки
Дизайн
Интервью
Компания
Комплектующие
Компьютерные технологии
Корпусная мебель
Кухни
Материалы
Мебельные системы
Мебельные университеты
Оборудование и материалы
Полезные мелочи
Представляем марку
Репортаж
Событие
Сотрудничество
Техника и технология
Торговля
Точка зрения
Фурнитура
От редакции
Торговый дом
Создание сайта: Artspace.Ru