На главную 
 О журнале 
 Об издательстве 
 Сотрудничество и реклама 
 Наши партнеры 
English Version
 Март 74 
ПРОЕКТ – ДНК ПРЕДПРИЯТИЯ
Ольга ИОФФЕ

Премьер-министру Великобритании конца XIX века Бенджамину Дизраэли приписывается фраза: «Существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Но сегодня, по прошествии почти полутора веков, мы можем быть довольны тем, что лгать стали меньше. Статистики у нас нет!
 

  К примеру, никто не может ответить даже на простейший вопрос о количестве мебельных предприятий в стране! Роскомстат заявляет, что их около 6000, а эксперты называют цифру минимум в два раза больше!
  Статистики учитывают только тех производителей мебели, кто подтверждает, что это основной вид их продукции. Остальные, кто имеет в уставе своего предприятия многоплановое производство, не в счет.
  Что ж, ничего удивительного. Ведь наша новая мебельная промышленность начиналась в конце 1980-х с производства мягкой мебели в частных гаражах и подвалах.
  С тех пор многие из этих «гаражных» и «подвальных кооперативов» превратились во вполне успешные предприятия, выпускающие продукцию вполне достойного качества, которая хорошо продается в наших мебельных магазинах.
  Но общей бедой остается то, что все они развивались на собственные средства в постдефицитный период, когда денег хватало только на приобретение оборудования. На строительство собственного «домика» и его наполнение по всем правилам современной науки средств у них не было.
  В результате большинство наших малых и средних мебельных предприятий располагаются в приспособленных и арендованных помещениях, не позволяющих грамотно организовать технологический процесс производства.
  Кроме того, специалистов-мебельщиков, способных создать производственную цепочку, на наших предприятиях уже не осталось, и оборудование приобретается и расставляется по наитию. Еще сложнее проблема создания на производствах систем приточно-вытяжной вентиляции, аспирации, сбора и утилизации отходов, водоснабжения и канализации, внутрицехового транспорта и т.д. – всего, что вместе составляет проект любого предприятия.
  Во времена социалистической системы хозяйствования строилось не так уж и много новых мебельных предприятий, но развитие и модернизация деревообрабатывающей отрасли происходила постоянно. При этом достаточно крупную реконструкцию и тем более строительство нового цеха можно было осуществить, только имея в руках проект, разработанный имевшей на это право организацией. То, что сегодня называется лицензией.
  Для того, чтобы заказать разработку проекта нового строительства или реконструкции действующего производства в институте «Гипродревпром» – отце большинства мебельных и деревообрабатывающих предприятий страны, нужно было не только добиться финансирования, но и умудриться попасть в министерский титульный список, что было совсем непросто. И у кабинета директора проектного института постоянно образовывались длинные очереди просителей, мечтающих сделать такой проект без очереди и поскорее.
  Экономическая революция в стране и приватизация в корне изменили ситуацию: всякое развитие прекратилось вообще, а из подвалов и гаражей проявились «ростки нового» – полукустарные–полуремесленные мебельные предприятия, теперь занявшие на рынке нишу товаров из древесины и древесных материалов и полностью вытеснившие из многих ее секторов предприятия, когда-то бывшие государственными.
  Быть может, кто-то сегодня вспомнит старый мультфильм для взрослых «Кукурузница», где есть ария сорняка-осота: «Люди нас не сеяли, не жали. Хлеборобы нас не уважали…». Так и наши вновь появившиеся мебельщики и деревообработчики, поначалу мало уважаемые маститыми мэтрами, строили свои производства подчас на одном энтузиазме. В большинстве случаев они ничего не понимали в технике и технологии мебельного производства и жадно ловили каждый обрывок новых знаний. Испытывая постоянный дефицит средств на развитие, не зная, что с ними будет завтра, они не имели даже понятия и не задумывались о том, что для создания производства нужен какой-то там проект. Тем более не знали они и тех, кто может его выполнить.
  И тогда оказалось, что наши проектные и технологические институты в одночасье потеряли свой рынок. Государство, остававшееся их собственником, но решавшее какие-то другие свои проблемы, тоже «помогло» им в этом. Видимо, оно считало (и считает по сей день), что если производство в стране остановилось, умерло, то ему не нужны больше никакие нормативно-технические акты. Ну, как, например, паспорт покойнику.
  Началось с того, что из нижней части любого ГОСТа тихо исчезла надпись о том, что его несоблюдение преследуется по закону. Добро, если бы это касалось совсем уж глупых ГОСТов, только тормозивших развитие производства, но выплеснули и ребеночка: перестали быть обязательными и основополагающие стандарты, устанавливающие многие основные размеры продукции, ее качество и требования безопасности. Сегодня ни у одного директора нового предприятия вы не найдете ни на столе, ни в шкафу ни одного ГОСТа. Многие даже и не знают об их существовании. А зачем?
  Точно так же, без отпевания и панихиды практически похоронены и СНиПы (строительные нормы и правила), которые всегда были одновременно Евангелием, Талмудом и Кораном любого проектировщика.
  То есть СНиПы на самом деле как бы существуют, но не здесь, а где-то в четвертом измерении, недоступном для общечеловеческого понимания. Преданы забвению и многие другие документы, на основании которых должно бы создаваться любое новое производство или модернизироваться действующее.
  Вот и строятся теперь кто во что горазд, словно бы возводя заимку в лесу, не зная элементарных правил и требований техники безопасности. Контроля-то нет никакого! Даже пожарные, которые как одинокие волки когда-то выходили на дневную охоту для проведения своих инспекций, с принятием нового технического регламента совершенно успокоились.
  Нет ни одного мебельного предприятия, закрытого или остановленного по причине несоблюдения им пожарных, санитарных или экологических норм. А ведь в некоторые цеха просто страшно войти, не имея склонности к суициду, столько там нарушений не только технологии, но и пожарных норм и правил. Вот и происходят постоянно пожары, гибнут люди.
  Однако и сегодня при организации любого деревообрабатывающего или мебельного предприятия требуется обязательное согласование его проекта с пожарной инспекцией, санитарно-эпидемиологической службой, с надзорными органами, иногда стоящими на защите окружающей нас с вами среды и т.д. Для этого проект, как минимум, нужно иметь. Ну, хотя бы его титульный лист, на котором ставятся согласующие печати и подписи. Но очень часто этот титульный лист печатается на компьютере директора предприятия, а сам проект почему-то быстро теряется и его тут же заменяет пачка листов, на которых вместо плана цеха может быть изображено что угодно. Впрочем, чаще всего обходятся и без этого. Предприятие, тихо-мирно существующее на арендуемой территории бывшего гиганта какой-то другой отрасли, не вызывает интереса у надзорных органов.
  Можно с уверенностью утверждать, что девяносто девять процентов действующих мебельных предприятий не имеют проекта. Но даже те проекты, которые у кого-то все-таки были когда-то разработаны, сегодня не отражают действительного положения дел. Все течет, все изменяется …
  И когда наше государство наконец поймет, что не мешать развитию производства – совсем не значит просто не обращать на него внимания – оно будет вынуждено привлечь настоящих статистиков и произвести достоверный учет всех предприятий, чтобы наконец-то выяснить, чем они занимаются и каково их состояние, ведь многие из них могут быть прямым источником опасности для всех работающих на этих предприятиях и своей технологией наносить огромный вред среде обитания.
  Вот тогда-то и потребуются проекты. Но, скажите на милость, кто сможет их сделать? Частник-инженер, недавно окончивший ВУЗ, консалтинговая инофирма или кто-то другой?
  Во-первых, разработка проекта, даже самого что ни на есть эскизного, требует участия специалистов разного профиля и не под силу одному, пусть и хорошо знающему технологию деревообрабатывающего производства универсалу. Ведь действующие СНиП занимают едва ли ни метр длины книжной полки и имеют ранг закона. Их требования нужно знать и строго соблюдать! Опять же, по закону для разработки проектов требуется лицензия на этот вид деятельности, получить которую совсем непросто.
  Можно ли в существующих условиях отдавать разработку проектов предприятий в частные руки? Можно, но уже не осталось специалистов, знающих особенности деревообрабатывающих и мебельных производств и нет желающих снова организовывать проектные институты, поскольку пока они совершенно не востребованы рынком.
  Деятельность многих частных сертификационных центров, задачей которых является проверка соответствия продукции требованиям действующих стандартов, норм и правил, показывает, что в некоторые из них эту продукцию можно даже не привозить: сертификат, напечатанный на бумаге со специальной защитной сеткой очень легко обменивается на несколько бумажек меньшего формата, но имеющих значительно больше степеней защиты…
  Нечто подобное может произойти и при разработке проектов: частная фирма, идя навстречу пожеланиям клиента, скорее всего будет удешевлять их разработку, что неминуемо отразится на качестве. Легко догадаться, что тогда срочно потребуется организация еще одного очередного государственного надзорного органа, следящего за содержанием проектов, финансирование которого целиком ляжет на бюджет страны, но жить он все равно станет на подножном корму.
  Государство уже выпустило из своих рук управление проектными работами. К примеру, институт «Гипродревпром» был приватизирован и на сегодняшний день фактически неспособен выполнять проекты предприятий в полном объеме из-за отсутствия работников всех необходимых специальностей. Поэтому следует ожидать, что с проникновением непрофессионализма и в эту область будет полностью утерян контроль за безопасностью самих производств, занятых в них людей и за состоянием окружающей среды.
  Другое дело – как сделать проектные институты прибыльными производствами, а не влачащими иногда просто жалкое существование конторами, все еще надеющимися на бюджетные заказы?
  Решение простое, и как бы всегда лежало на поверхности: нужно принять всего один государственный акт, который навел бы порядок в области создания новых и модернизации действующих предприятий и прекратил бы существующую небезобидную и небезопасную анархию.
  Вполне достаточно всего лишь дать простое указание всем государственным надзорным органам проводить согласования и обязательные проверки предприятий, начиная с соответствия проекту, разработанному лицензированной организацией.
  Вот тогда-то и произойдет реинкарнация проектных институтов, которые сумеют помочь навести хоть какой-то порядок на многих действующих производствах, а та прибыль, которую они получат, позволит привлечь и воспитать новые кадры квалифицированных специалистов, число которых у нас уже давно приблизилось к нулю.
  А пока каждому мебельному предприятию следовало бы задуматься о разработке такого проекта для своего уже действующего производства, что наверняка выявило бы множество недостатков в организации техпроцесса, безопасности производства и помогло бы лучше оценить затраты на дальнейшее развитие. Любое предприятие – живой организм. И проект подобен молекуле ДНК, программирующей его правильное существование и развитие.

Вернуться к содержанию
АРХИВ НОМЕРОВ
1999
1
2000
23456
2001
789101112
2002
131415161718
2003
192021222324
2004
252627282930
2005
313233343536
2006
373839404142
2007
434445464748
2008
495051525354
2009
555657585960
2010
616263646566
2011
676869707172
2012
73[74]75767778
2013
79
По рубрикам
Выставки
Дизайн
Интервью
Компания
Комплектующие
Компьютерные технологии
Корпусная мебель
Кухни
Материалы
Мебельные системы
Мебельные университеты
Оборудование и материалы
Полезные мелочи
Представляем марку
Репортаж
Событие
Сотрудничество
Техника и технология
Торговля
Точка зрения
Фурнитура
От редакции